Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Category:

Да сколько их, тех зомби — тю!





До сих пор не возникло понимание, что означают «мёртвые души». Почему-то считается, что грех лишь в том, что случайно появилось 10-20-30 умерших людей в списках — тю, как мало, о чём говорить вообще?! Ускользает сама суть мошенничества:

На каждого умершего приходятся сотни и тысячи живых. Живых людей, которые тоже НИКОГДА НЕ ГОЛОСОВАЛИ за этого кандидата!

Вы думаете умершие люди подписывались? Правильно, не подписывались. А вы думаете, живые люди подписывались? Да их точно так же вписали без спроса, как и умерших!

В чём вообще суть мошенничества оппозиционеров?

Они покупают базу данных. Сейчас это, к сожалению, не так трудно.

И людей из базы данных переписывают в свои списки. Понимаете?

Никто не спрашивает, поддерживаешь ты Навального или нет! Твои данные просто переписали из базы данных и подали в избирком. Всё.

Тут как раз умершим ещё ВЕЗЁТ, как ни странно! Про них-то ещё выясняется, что они не «подписывались». Дело-то в чём?

Любая база данных устаревает. Она может быть относительно новой: год-два-три-пять. Но даже за год-два кто-то да умрёт или переедет. И вот эти-то переехавшие и перестанут совпадать при проверке в избиркоме.

Что делают оппозиционеры? Они просто данные людей из купленной базы данных переписывают в свои листы «поддержки». То есть человек и знать не знает, что он кого-то там «поддержал» (оказывается), просто его данные вписали мошенники избирательного штаба.

Это же очень надёжное мошенничество! Почему вообще рискуют? А потому что риска мало. Ведь что может вскрыться? Только то, что кто-то умер или переехал. И таких людей мало, особенно если база не 10-летней давности.

То есть даже в случае, если мошенничество вскрывается, они нагло делают морду кирпичом и говорят: «Да сколько их, тех «мёртвых душ»? Единицы! Какое же это нарушение?»

А то, что на каждого мёртвого остаются сотни и тысячи живых, про которых, разумеется, не вскрылось, что они никогда не подписывались за этого кандидата — это остаётся за скобками.


Да и как это докажешь? По каждой собранной подписи ходить и проверять, подписывался ли человек в поддержку? Помилуйте, никто этого делать не будет!

Проверки вообще проводят выборочно. Да и то: никто не опрашивает граждан из списков, а лишь формально сверяют по базе данных, есть ли такие граждане в принципе, живы ли, проживают ли в данном округе. Всё.

И заметьте, есть ещё очевидные способы обезопаситься. Например — не брать данные молодых и пожилых людей. Пожилых — из опасения, что могли умереть, молодых — опасаясь, что могли переехать. То есть брать, условно, от 30 до 50 лет — и вообще почти не попадаться на проверках!

Именно поэтому избиркомы так нервно реагируют на «мёртвые души»: само их наличие однозначно говорит о том, что кандидаты смошенничали, что на каждую «мёртвую душу» там ещё сотни и тысячи людей, которые никогда не подписывались в поддержку кандидата, а просто их данные были взяты и использованы без их ведома. И ты никак не выявишь и не докажешь этого.

И как раз поэтому начинаются драконовские проверки с почерковедами. Данные можно взять, но трудно внести эти данные тысячами разных почерков. Особенно если речь идёт о дате — это всегда одни и те же 10 цифр, которые трудно писать по-разному. Подпись-то ещё можно «сочинять» на ходу, но закон требует, чтобы подписант и дату своей рукой вписывал — и как раз по этой самой причине: циферки-то и показывают безжалостно, один ли человек из базы брал данные и переписывал их в листы.

Хотя, конечно, можно неплохо «размазать» сворованных «подписантов», чтобы не бросалось в глаза. Ну и потом делают же как?

Часть подписей собирают честно, часть — с иными уловками, а часть — берут из базы данных. Но ведь это же всё равно плохо.

То есть люди НЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ кандидата, не может он собрать нужное количество подписей. Тогда он говорит: «А я всё равно хочу править народом, который меня не поддерживает! Я сворую данные людей. Я их «заставлю» за меня подписаться».

И ведь спорят ещё, что надо отменить сбор подписей, но почему? Например, во многих странах есть барьер для партий по вхождению в парламент: 3-5-7%, по-разному. Ведь там же тоже можно сказать: если, мол, партия набрала голосов хоть на 1 депутата, то всё равно пустите её. Но ведь нет же, никто не пускает по 1 депутату, надо набрать не меньше этих самых 3-5-7%. То есть сама практика распространена, и в иных случаях вопросов не вызывает.

К тому же кандидаты занимаются показухой: собирают подписи у метро. Зачем? Собрать там можно очень немного, но ведь и цель не в том, чтобы собрать!

Подписи собирают у метро, чтобы максимальному числу людей глаза мозолить: вот, мол, вы все видели, что мы подписи собирали — ведь сколько людей мимо нас прошло на выходе из метро и нас заметило! Все они будут видеть, что мы собирали подписи.

А собрали или нет? Вот же вопрос интересный! То есть днём можно мозолить глаза у входа в метро, собрать 1/4 нужных подписей, а вечером потом из купленной базы данных дорисовать оставшиеся 3/4 подписей.

А потом ещё кричать: да сколько их, тех умерших? Да доли процента всего! Зато люди видели, как мы «честно» подписи собирали — толпы людей у входа в метро нас видели!

Такая вот схема мошенничества. Надёжная, рабочая. Очень рабочая. Почему её используют? Да потому, что получается! Проверить можно только:

  1. существует ли такой человек в принципе

  2. жив ли он

  3. живёт ли в данном избирательном участке

И всё! Никто не будет ходить и проверять, а правда ли он подписывался за кандидата. То есть если не спалиться на проверке, жив ли человек и живёт ли по данному адресу — воровать данные можно безнаказанно! Можно сколько угодно людей вписывать в свою поддержку.

Да, остаётся проверка почерка, но тут запускается крик о том, что это, мол, власть специально «запарывает» честных-пречестных кандидатов.

А ведь избиркомы видят ту же логику: если появились «мёртвые души», значит, там полно и вполне «легальных» живых и существующих людей, которые в жизни никогда не подписывались за этого кандидата. И как ещё это выявить? Да вот и остаётся только экспертиза почерка.

Вот столько всего интересного кроется под внешне невинным попаданием «мёртвых душ» в списки.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Несменяемость невласти

    Мне около 40 и Путина я знаю (как и все) примерно 20 лет, то есть почти половину жизни. Это много или мало? И стоит ли говорить о несменяемости?…

  • Очередное знамя

    Сегодня снова придётся говорить о флагах. Точнее, про знамя. А ещё точнее — про, на сей раз, «Эуропа з нами». Ведь есть такие…

  • США ненавидят котиков! Мяу, плак!..

    У США подгорело. Америку затроллили. Пичооот! Эти США порвались, несите другие. Полыхает нипадецки… Всё это и многое другое можно сказать…

  • «Москва похорошелла» или Бабетта полыхает аццке!

    Приготовьтесь падать в обморок. Массово! В глубокий! Сверхглубокий… Вы же знаете, что согласно либеральной методичке при Собянине Москва…

  • Где раки зимуют

    Из центра им. Блохина, где прошла проверка внешней комиссии, интересные данные поступают, из которых становится понятна причина этого…

  • Либерализм для чайников!

    Вы хотите стать либералом, но не знаете как? Проклятому ватнику вы можете ответить только: «Раб Путина, ненавижу тебя, сдохни,…

  • Украина УПАла

    Судя по всему, мир пришёл в движение. У всех свои показатели, чтобы это отмерять, а мне вот видно по информационным. Стремительно посыпались…

  • Быть или не быть, бить или не бить?

    К вопросу о смертной казни, который обсуждают в связи с убийством в Ростове: удивительно, насколько почти все аргументы в этом споре не стоят…

  • Уволен в запас

    Что-то дивное происходит, граждане: «тусовочка» в упор не замечает объявление ФБК иноагентом! Молчит «Эхо Москвы»,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments