Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Когда всё пошло не так





В день рождения Дзержинского подумалось: про него любят распорстранять два полярных мифа: либо «палач», который чуть ли не удовольствие получал от массовых репрессий и убийств, то ли благородный «рыцарь», который ни одной невинной жизни не загубил. Ну, как филиал того модного мифа «невиновных у нас не сажают, значит, было за что».

Чего обычно не желают слышать и знать «неокоммунисты», так это что у Дзержинского было своё мнение по этому поводу: он считал неправильной проводимую политику, и это говоря мягко. Даже пытался уйти с должности, но его не отпустили.

История Дзержинского — это вообще очень яркий пример того, когда «всё пошло не так». Ведь у всех «ниспровергателей» в голове есть эшелонированная многоступенчатая оборона, которая будет извинять их при случаях любых факапов.

  • Мы лишь сделаем этот мир лучше, ничего плохого не случится

  • А если и случится, то плюсы перевесят минусы

  • Ну или в крайнем случае будут «временные неудобства», но по крайней мере всё не рухнет

  • А если и рухнет, то система была плохой, туда ей и дорога

  • Мы это делаем на благо трудящихся, страдания других классов нас не волнуют

  • А если страдают и сами трудящиеся, то всё равно пофиг — см. пункт «временные неудобства»

«Ниспровергатели» всегда так рассуждают: и в 17-ом году, и в 91-ом. Они никогда не скажут «мы натворили лютой фигни, всё испортили, мы облажались, без нас было бы лучше». Они будут оправдывать распад страны (и в 17-ом, и в 91-ом), доказывать, что «система рухнула — туда ей и дорога», доказывать, что «при царе было так плохо, что хуже просто некуда» (вариант для либералов — «при СССР было плохо»).

Когда в результате их «руления» становится только ещё хуже тем, ради кого (якобы) они всё и затевали, они всё равно доказывают, что стало «лучше», или хуже, но «временно», и в любом случае — «оно того стоило».

Дзержинский прошёл все этапы: сперва он боролся со «злочинной владой». Влада была, конечно, не идеальной (мягко говоря), но стоило ли бросать бомбы и разводить политические убийства? Впрочем, у «военофф света» всегда «что целесообразно, то и нравственно», они же на «правильной стороне истории».

Ладно, сковырнули «владу», забрали власть себе — тут начались проблемы. Честно говоря, сковыривая «злочинную владу» самое сложное — на стать ещё «злочиннее» неё.

Когда создавали ВЧК, это были всего 30 человек. Через год их стало уже 30 тысяч. Как набирали сотрудников (в условиях революции и гражданской войны), можно себе представить. А заодно — и кого туда набирали.

Это была правоохранительная структура с правом оперативной работы и следствия, а порою — и суда. Специалистов, как мы понимаем, там было негусто. И даже при искренних благих намерениях многое должно было упираться в незнание, как эти намерения реализовать.

И вот представим: образованный и решительный Дезржинский хочет наладить нормальную правоохранительную систему в молодой советской республике. Времени на это нет, его структура взрывообразно разрастается, люди там, скажем так, разные, и почти все неопытные. При этом жизнь постоянно подкидывает свои проблемы, а политическое руководство — ещё свыше.

Наверное, приятно было мечтать о «диктатуре пролетариата», терроре рабочего класса и прочих «люстрациях» против вчерашних хозяев жизни, а вот воплощать в жизнь эти мечты, да ещё при помощи пошлых захватов заложников и показательных расстрелов — уже вряд ли. Конечно, в программных документах большевиков была был запланирован террор и репрессии, да ещё подкреплялось это красивой теорией классовой борьбы. Эдакая «отмазка» свыше, почти благословение на крестовый поход против неверных… Вряд ли всё это Дзержинскому нравилось, но считать это «необходимым злом» он явно мог, это было для большевиков «по фен-шую».

Но пришла беда, откуда не ждали: ладно бы ещё классовые враги, но пришлось и сам пролетариат массово репрессировать. Десятками тысяч. Вот тут Дзержинский натурально сломался.

Нынешние умники-неокомми легко так, походя, отмазывают «красный террор», благо он давно был и закончился, можно просто адвокатировать. А Дзержинскому приходилось лично этим заниматься неделями, месяцами, годами, в ежедневном режиме. Вот что он сам сказал:

«… вы называете мою кандидатуру, имея в виду, что я буду продолжать работу в качетсве председателя ВЧК.

А я не хочу, а главное — не смогу там больше работать.

Моя рука никогда не дрожала, когда я направлял карающий меч на головы наших классовых врагов. Я не щадил своей жизни в борьбе за лучшую долю рабочих и крестьян, но теперь и их приходится репрессировать.

Но я не могу! Поймите, не могу!»

Сказано вслух, официально, с трибуны на Десятом съезде РКП(б).

А перед этим, в 1920 году, восстание в Тамбовской губернии — 11 тысяч расстрелянных, большинство — крестьяне. В 1921 году, восстание в Кронштадте, более 2 тысяч расстрелянных. И подобные случае, в больших или меньших масштабах — регулярно.

Годами Дзержинский пытался всё же наладить профессиональную работу своей структуры. Выгонял сотрудников, когда ему становилось известно о нарушениях. Иных даже расстреливал, было и такое. Многих успехов ему удалось добиться, а учитывая, что всё создавалось в нуля, это были серьёзные успехи. Но…

Дзержинский был абсолютно человеком своей эпохи. Его благи намерения разбивались о «законы жанры», а некоторые наивные представления о том, как они всё устроят и наладят, и какие линии не перейдут, оказались теорией.

В стране идёт гражданская война, во многих губерниях годы безвластия, да ещё и смена политического режима, а у твоей структуры вполне официально прописаны политические репрессии как одна из задач.

Я думаю, там было самое обычное «всё пошло не так». Думали, что, скрепя сердце, надают по башке «классово чуждым», а оказалось, что пришлось массово давать по башке «своим». Думали построить нормальную правоохранительную систему — и даже построили, но, конечно, это заняло намного больше времени, чем ожидалось. Думали, что личным примером и контролем всё наладят, но оказалось, что огромная ВЧК на территории огромной страны далеко не всегда работала так, как хотели её создатели и руководители.

Дзержинский не был ни палачом, ни изувером, но оказалось, что в такие сроки и в такой большой стране мало одних добрых намерений, чтобы всё наладить. Построенная система изрядно нарубила щепок прежде, чем ещё удалось отладить, настроить и взять под надёжный контроль. А намерения были самые правильные при этом. Но вышло по той известной фразе: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Наверное, это всё логичные следствия ситуации, когда сперва всё сносят «до основанья», а вот затем «мынаш мыновый мир» строить оказывается задачей долгой, утомительной, и многое приходится восстанавливать из того, чего просто не надо было сносить изначально.

Но это всё общие заблуждения «ниспровергателей», которые уверены, что смогу контролировать процесс перемен и реализуют свои хотелки. В итоге же им приходится так много и часто идти на компромиссы, отступать от изначальных идей, выяснять, что их планы были идеалистически невыполнимыми, а всё выполнимое — крайне далеко от идеальности.

Наверное, самым правильным выводом будет не хвалить или ругать Дзержинского, а понять, что наша цивилизация давно перешагнула тот порог, когда можно рушить «до основанья». Наши общественные системы слишком сложны, слишком долго отстраиваются заново, слишком дорого стоит период хаоса. Никакие блага и улучшения в настоящее время уже по определению не могут перевесить то зло, которое будет принесено при разрушении «до основанья». Тут сам подход больше не верен. Мы не в XVI-XVII веке живём с их примитивным устройством, сегодня уже можно только подправлять и ремонтировать, но не сносить до фундамента.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Нурмагомедов троллит США

    Всё-таки есть что-то в борцовском характере и взгляде на жизнь: все эти удушающие захваты и болевые приёмы — они словно созданы для…

  • Футбольно-макаронный праздник

    На этой неделе всё же порадовало, как оперативно разобрались не только с Кокорищем, но и с «макаронным министром» Натальей…

  • Горячий привет Киеву

    Несколько лет мы слышали сказки о том, что «это на юго-востоке Украины какие-то проблемы, а по стране всё нормально, а уж в Киеве так и…

  • О санкциях и либеральных ценностях

    Ситуация с обсуждением санкций против Саудовской Аравии заставила сегодня вспомнить блестяще проведённое изыскание о сущности «либеральных…

  • Правозащитники торгуют людьми

    Правозащитников никогда не интересовали граждане и их права — парадокс наших дней. Они (и это правда) хорошие оппозащитники — не…

  • Новый сервис: Google.Hellfire

    Для начала напомним две вещи: первое — что когда-то компания Google стартовала под девизом «Don’t be evil», что значит…

  • Депрессия темы репрессий

    Либеральная общественность ужосе: 47% молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет не знают о сталинских репрессиях. А я думаю, это называется…

  • Санкционные корчи США и «страна-безоколонка»

    По подсчётам МИД, уже около 60 волн санкций ввели США против «страны-бензоколонки», которая кроме нефти и газа ничем не торгует.…

  • 1993 год: о «предателях» и «контрреволюции»

    Раз уж все столько раз вспоминали события 1993 года, то я о них поговорю, но немного с другой стороны. Тут важно, мне кажется, правильно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments