December 10th, 2016

Как Фоменко и Ярмольник торганули родиной





Начало скандала с тем, как Фоменко и Ярмольник приехали в Латвию и начали там поливать свою страну и своих сограждан, я решил пропустить. Почитал цитаты – всё как всегда, по Шварцу: «Народ глупый, народ ничего не понимает» – многовековая каноническая всех либералов-протестунов.

Но сегодня оказалось, что Ярмольник подал в суд с обвинением, что его слова про Крым исказили. Сказал: «Все интервью посмотрите целиком, и тогда у вас не будет вопросов. Послушайте до конца, всё интервью» – и я решил посмотреть. В конце концов, когда либераст бросает тебе вызов – грех не принять. Интервью я посмотрел, поэтому напишу теперь всё, что о нём думаю.

Первая мысль – демонстрация лояльности. Все знают, что нельзя русскому просто приехать во враждебную страну и выступить в большом зале, получить деньги за спектакль, даже если он совершенно не политический. Этого просто не позволят.

Сперва ты должен публично «присягнуть» этой враждебной стране, её идеям. Отречься от России и её идей. После этого можешь идти и зарабатывать. Старая как мир история – либерасты проклинают чиновников, «торгующих родиной», но когда доходит до своего карманного интереса – немедленно и без раздумий сами начинают конвертировать Родину в деньги. Даже если сделка носит форму предательства – это ведь тоже способ монетизации, как ни крути.

Свифта помните? «Путешествия Гулливера»? Конкретно, тут вспоминается путешествие в Японию:

«Император предложил мне выразить какую-нибудь просьбу, и она немедленно будет исполнена в уважение к его царственному брату, королю Лаггнегга. Я попросил, чтобы его величество, из уважения к моему покровителю, королю Лаггнегга, милостиво освободил меня от совершения возлагаемого на моих соотечественников обряда попрания ногами распятия, ибо я заброшен в его страну несчастиями и не имею намерения вести торговлю. Когда переводчик передал императору эту просьбу, его величество был несколько удивлен и сказал, что я первый из моих соотечественников обнаруживаю щепетильность в этом вопросе, так что у него закрадывается сомнение, действительно ли я голландец; из моих слов видно только, что я настоящий христианин. Тем не менее, он соглашается на мою странную прихоть, но предупреждает, что придется действовать осторожно, и он отдаст своим чиновникам приказание пропустить меня как бы по забывчивости; ибо если узнают об этом мои соотечественники – голландцы, то они, по уверению императора, перережут мне по дороге горло.

Перед тем как отправиться в путь, матросы не раз спрашивали меня, исполнил ли я упомянутую выше церемонию, но я отделывался неопределенным ответом, что мной были исполнены все требования императора и двора. Однако шкипер, злобный парень, указал на меня японскому офицеру, говоря, что я еще не топтал распятие. Но офицер, получивший секретный приказ не требовать от меня исполнения формальностей, дал негодяю в ответ двадцать ударов бамбуковой палкой по плечам, после чего ко мне никто больше не приставал с подобными вопросами».
Написано почти 300 лет назад, но люди, как мы видим, не меняются.

Торгануть родиной по случаю где-нибудь за границей, если это принесёт деньги – да запросто! И с огромным удовольствием. И ещё перережут горло всем, кто окажется не столь подлым.

Collapse )