November 26th, 2016

Ключи от квартиры, где денег нет





Минюст готовит законопроект, согласно которому даже единственное жильё должников можно будет использовать для взыскания долгов по кредитам. В другом случае ещё можно было бы сказать «это лишь законопроект, да ещё и не готовый к тому же», но дело в том, что эта законодательная инициатива исходит не от какой-нибудь оппозиционной партии и даже не от «Единой России», что тоже не всегда гарантирует успех. Этот законопроект министерский, и это уже серьёзно. В большинстве случаев, как известно, они принимаются парламентом и становятся законами.

Юридический ликбез

Рассуждения по этому вопросу следует, пожалуй, начать издалека. Чтобы была ясность по поводу значения этих инициатив. Потому что такие изменения не просто вносятся в законы, а нарушают их общую философию.

Начнём с того, что Жилищный кодекс и Гражданский кодекс – это действительно очень хорошие своды законов. В отличие от многих законопроектов, состряпанных на коленке и так же впопыхах принятых, эти кодексы разрабатывали группы очень серьёзных и квалифицированных юристов. Причём, что всегда является плюсом, разрабатывались именно как кодексы – то есть как свод правил не разрозненных, а взаимосвязанных. Где в каждой отдельной статье учитывается содержание всех остальных статьей, а все они вместе разработаны не для решения точечных проблем, а как систематизированный свод правил, отражающий политику государства и его представления о приоритетах прав тех или иных групп населения, бизнеса или госучреждений.

«Приоритет» – это ключевое слово, потому что, вопреки расхожему мнению, что нужен баланс прав, это вовсе не так. В области права поиск «равновесия» – занятие пустое и даже опасное. Потому что законы определяют не абстрактную метафизику, а регулируют очень конкретные вопросы, как правило, весьма чувствительные для всех сторон.

«Государство нужно для того, чтобы принимать плохие решения», – эту мысль юрист Барщевский высказывал неоднократно и разъяснял: – «В спорах любое решение не устраивает как минимум одну из сторон, а то и обе сразу. Особенно в спорах юридических. То есть, как минимум для одной из сторон решение будет «плохим». И, тем не менее, решения принимать всё равно надо.

Вот простой пример: налоговая нагрузка. Если её повысить – будут довольны бюджетники и все социальные сферы, а бизнес пострадает. Если налоги понизить, то доволен будет бизнес, но пострадают социальные программы государства. Или распределение бюджета, когда надо выбирать между культурой и правопорядком, здравоохранением и обороной, образованием и инфраструктурой. Какое бы решение ни принималось, оно всегда будет для кого-то плохим. И по-другому быть не может, поэтому важно сосредоточиться на другом: на том, чтобы расстановка приоритетов осуществлялась в рамках разумной и эффективной стратегии, а не случайным образом. А стратегия эта должна быть направлена на достижение национальных интересов. Когда есть чёткое представление, к чему мы стремимся, и как мы будем это достигать, тогда уже можно смело расставлять приоритеты, потому что мы знаем, что это приведёт к успеху государство и общество в целом, пусть даже при этом и пострадают отдельные интересы».


Приоритет прав жильца

А теперь вернёмся к вопросам о жилье.

В соответствии с тем, что написано выше, в Гражданский и Жилищный кодексы при их разработке был заложен один из таких приоритетов: абсолютный приоритет прав жильца при конфликте со всеми остальными правами. Это надо пояснить.

В жизни мы с этим приоритетом прав жильца сталкиваемся настолько часто, что даже не замечаем его и не задумываемся, что многие ситуации складываются определённым образом именно в результате такого приоритета.

Квартира не является просто собственностью. И даже не является просто недвижимостью. Это жильё, что выносит её статус на совершенно особый уровень. Отобрать у человека жильё и отобрать телевизор, автомобиль или даже гараж – совершенно разные вопросы с точки зрения права. Лишить человека жилья, а тем более – единственного жилья, а тем более – лишить жилья несовершеннолетнего человека – всё это было практически невозможно. Это допускается в столь редких случаях, что обычно, если кому-то совсем любой ценой хотелось своего добиться, это всегда сопровождалось кошмарными нарушениями закона и столь же громкими скандалами. И, вообще говоря, это очень действовало по одной простой причине.

Сколь велико в обществе всегда бывало возмущение в случаях, когда людей незаконно лишали жилья бизнес-структуры или местные власти, столь же велик всегда был страх всех, кто подумывал о нарушении этих законов, перед возможным скандалом. Спасало ли это от нарушения жилищного законодательства вообще? Нет, конечно. Но, надо признать, это сводило к минимуму такие случаи.

Но это тоже только часть вопроса. Я уверен, что никто не обратил внимание на формулировку «приоритет прав ЖИЛЬЦА». На сей раз я специально выделил ключевое слово. Потому что законы таковы, что приоритет именно у ЖИЛЬЦА, а не у СОБСТВЕННИКА. В первую очередь это касается не приватизированных квартир, где живут по договору социального найма. По-советски, проще говоря. И дело даже не в том, что некоторые слоупоки за двадцать лет так и не воспользовались правом бесплатно приватизировать свою квартиру. Просто есть жилищные фонды, которые в принципе не подлежат приватизации. Сразу на ум приходят всякие военные городки, но помимо этого есть масса жилья у государственных учреждений самого разного профиля, которое не может быть приватизировано, но может быть предоставлено сотрудникам, например.

Collapse )