September 16th, 2016

Воюем за Сирию или вместо Сирии?





Уже довольно длительное время не поступает радостных новостей из Сирии. Освобождение новых территорий и населённых пунктов почти не происходит, окружённый Алеппо не только не зачищен, но даже и не начинает освобождаться. Хуже того: правительственные войска умудрились потерять часть изначально захваченных кварталов (артиллерийское училище и прилегающие зоны), и теперь медленно возвращают их обратно. При этом само окружение периодически подвергается опасности прорыва. Более того: до сих пор не выбиты террористы с территорий близких к Дамаску – от Хомса и Хамы. Да и сам Дамаск периодически подвергается обстрелам. При этом всё чаще начинают поступать сигналы, что проблема не в недостаточной поддержки армии Асада, а в самой этой армии. И это сигналы тревожные: когда армия не хочет воевать за собственную страну, ничего хорошего это не предвещает.

Сегодня можно констатировать печальный факт: период быстрых успехов прошёл сразу после того, как были захвачены все территории и населённые пункты, которые можно было захватить исключительно за счёт тотального доминирования в воздухе, которое обеспечивали российские ВКС.

Хотя и этот прогресс шёл медленнее, чем можно было бы ожидать, однако результаты были. Хотя и тут можно сделать поправку на то, что они казались ошеломительными только на фоне «успехов» американской «антитеррористической коалиции» из 67 государств, которая за 2 года умудрилась вообще почти ничего не сделать. На их фоне даже медленное продвижение Сирийской Арабской Армии (САА) казалось успешным и стремительным. Апофеозом военных побед того периода можно считать освобождение Пальмиры, вскоре после которого Россия вывела значительную часть своих ВКС из Сирии. Но тогда было не совсем понятно, почему это сделано.

А причина оказалась проста: в таком количестве они просто больше не требовались. Войны не выигрываются с воздуха: за авиаударом должна приходить пехота, зачищать территорию от ослабленного авиацией противника и занимать её своими военными частями. А этого попросту не происходило. Проще говоря, возможности контингента российских ВКС в Сирии в определённый момент стали существенно превосходить возможности наземных частей САА даже вместе со всеми её союзниками из Египта, Хезболлы и некоторых ЧВК. Можно прилететь, разбомбить территорию, нанести противнику ущерб, но если после этого дружественные сухопутные части туда не войдут, то противник быстро восстановит разрушения и возместит потери, и прогресса не будет. Поэтому численность нашей группировки ВКС просто привели в соответствие с нуждами и возможностями наземных частей правительственной армии и её союзников. Но результативность, которую стала показывать САА, совершенно не соответствует её численности.

Например, до сих пор так и не были освобождены территории близ городов Хомс и Хама, что приводит к удручающему результату: хоть эти города и числятся как формально находящиеся под контролем правительства, фактически же они живут в постоянном стрехе перед террористами, потому что те находятся так близко, что могут и обстрелы производить, и военные вылазки, и диверсии и терактами. То есть Хомс и Хама достаточно условно можно считать подконтрольными законным властям, а в реальности люди живут практически на линии фронта, что имеет множество последствий, о которых мы ещё скажем ниже.

Collapse )