August 12th, 2016

Западные СМИ в гневе от встречи Эрдогана с Путиным





Визит президента Турции Эрдогана в Россию и встреча с Владимиром Путиным вызвали бурную реакцию западных СМИ. Казалось бы, никаких сенсаций на пресс-конференции лидеры стран не озвучили, никаких решений, кроме разве что "Турецкого потока" и совместной комиссии по Сирии, не принято, Турция не вышла из НАТО, Стамбул не переименовали в Константинополь - просто Турция и Россия вернулись к нормальным отношениям, точнее начали это делать. Но сам этот факт вызвал бурю эмоций в западных медиа, выстреливших целым залпом материалов с гневным обличением "восточных диктаторов". Реакция Запада более чем красноречива и доставляет искреннее удовольствие в свете последних событий.

Давайте насладимся самыми лучшими образчиками.

«Саммит двух диктаторов» и другие клише западных СМИ

Вот характерная выдержка из публикации Die Zeit - немецкая пресса особенно близко к сердцу приняла визит Эрдогана:

«В Санкт-Петербурге Эрдоган также заявил о намерении укрепить демократию в Турции. Путин, в свою очередь, выразил надежду, что турецкому руководству удастся восстановить верховенство закона. «Мы всегда выступаем против противоправных действий», — сказал он. Вот они, лицемерные заявления автократов».

Оцените тональность и интерпретацию, с которыми западные СМИ освещают это событие. С одной стороны, визит Эрдогана представляют как «саммит диктаторов», но с другой - сокрушаются, что «диктатор» Эрдоган вместо дружбы с Западом может выбрать дружбу с Россией. Как же так, господа пропагандисты, он же «диктатор», так чего же вы расстраиваетесь? Радуйтесь, что он не осквернит ваши безупречно демократические ряды.

Кстати, невозможно пройти мимо стандартного клише: демократию распространять может только Запад. Даже если это «ракетно-бомбовая демократия», которая превращает стабильные государства в территорию хаоса и непрекращающихся междоусобиц провинций и группировок. Даже если эта демократия приводит к возникновению ИГИЛ. Даже если эта демократия распространяется такими демократическими методами, как военное вторжение в независимые государства, их оккупация и свержение законно избранной власти.

Европа уже принесла демократию в Ливию и не верит, что Россия и Турция тоже могут это сделать. Правильно не верит: Россия никогда не сеяла по миру хаос «ракетно-бомбовой демократии». Мы лишь помогаем преодолевать последствия такого «облагодетельствования».

А вот как в эфире американского телеканала Sky News эксперт британского аналитического центра Chatham House Фади Хакура высказывал злорадный оптимизм относительно безальтернативности западного пути для Турции:

«У Турции нет другого выбора, кроме как оставаться частью западной орбиты. Во-первых, Турция является членом Североатлантического альянса. Кроме того, в течение следующих нескольких лет Анкаре понадобятся 210 миллиардов долларов для того, чтобы выплатить номинированный в долларах долг турецкого корпоративного сектора. Эти деньги приходят из Европы и США. Кроме того, львиная доля военной техники Турции – европейские и американские разработки».

Замечательный анализ, который не объясняет лишь одного: а чего же тогда весь западный мир с такой тревогой следил за встречей Эрдогана с Путиным и ждал её итогов? Кстати, говоря об итогах, уважаемые светочи демократии и свободы слова склонны лукавить. Например, уже помянутая Die Zeit пишет, что щекотливую тему Сирии на встрече старались избегать:

«Не секрет, что они [президенты России и Турции] по-прежнему с диаметрально противоположных позиций смотрят на ситуацию в Сирии и на перспективы тамошнего президента Башара Асада».

Но тему Сирии, приоритетнейшую для России, вовсе не «старались избегать». Напротив, было ещё задолго до визита заявлено, что она входит в повестку дня. Просто обсуждение этого вопроса проходило в закрытом режиме и о результатах переговоров прессу не информировали, что неудивительно, потому что неожиданность изменения политики может быть одним из условий договорённостей и важным фактором эффективности этой политики.

Впрочем, один сюрприз для ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая на территории РФ) Турция уже сделала: закрыла знаменитый погранпереход Баб-аль-Хава, через который боевики сновали в Сирию и обратно, как у себя дома. Кто знает, сколько ещё новостей уготовили прошедшие переговоры для сирийских террористов и Запада, который их так тщательно лелеял все последние годы. Эту же мысль высказывает британская компания BBC, известная своими давними русофобскими взглядами:

«К радости президента Путина, Эрдоган, похоже, пока оставит Запад теряться в догадках о смысле своего визита в Россию».

А вот американская CNN теряется не в догадках, а опасениях:

«Эрдоган пять раз назвал Путина «мой дорогой друг», поэтому у многих союзников Турции по НАТО, а также в Европейском союзе есть повод задуматься и, возможно, даже обеспокоиться: Анкара может совершить геополитический разворот и еще в большей степени сблизиться с Москвой. А Россия же очень рада поддерживать дружеские отношения с таким важнейшим союзником НАТО, как Турция, и посеять раздор в рядах одной из ключевых организаций Запада».

В классическом стиле, выпустив сперва шпильку в адрес значения прошедших переговоров, The New York Times переходит к перечислению обеспокоенностей, которые они вызывают в США:

«Хотя встреча в Санкт-Петербурге мало похожа на клятву в дружбе и сотрудничестве, самой встречи двух антагонистов для дружеской беседы было достаточно, чтобы вызвать тревогу в западных столицах. Антиамериканизм в Турции сейчас на подъеме – на фоне обвинений в том, что США сыграли роль в неудавшемся военном перевороте. Для господина Путина, который сделал небольшим секретом свои амбиции по ослаблению НАТО и разрушению европейского объединения с целью сформировать новое, сближение с обиженным господином Эрдоганом может принести глубокое удовлетворение и стать оправданием своих действий в Сирии».

И снова та же самая пропагандистская схема: Путин и Эрдоган – два диктатора, но почему-то потеря «диктатора» Эрдогана очень расстраивает Запад, а пуще того расстраивает его то, что могут найтись какие-то поводы для радости у «диктатора» Путина. Хотя эти поводы по большей части западная пресса сама и придумывает: у российского президента довольно много забот, и непременной задачи всеми силами досаждать «просвещённому эльфийскому» Западу у него нет.

Collapse )

Атака на Крым: риски и последствия





Для многих россиян попытка организации целой серии терактов со стороны Киева стала неожиданностью. Для многих, но не для всех, потому что развитие событий показало, что компетентные службы были не просто готовы, а заранее информированы о том, что именно, где и когда произойдёт. Поэтому удалось не просто предотвратить бесчеловечную атаку озверевшего Киева на мирных жителей России, но и взять с поличным всю агентурную сеть СБУ в Крыму. Но страх даже от предотвращённого теракта всё равно остаётся. Тем более что это была угроза с направления, откуда многие не ожидали. Это не опасность исламистского террора, к которой мы привыкли ещё с Первой чеченкой кампании. Это что-то новое, и это новое пугает. Стоит ли нам бояться Украину? Каковы реальные шансы на то, что однажды они совершат удачный теракт? И какие меры против киевского режима предпримет Москва за эти, неудавшиеся атаки, унесшие, тем не менее, жизни двух наших защитников: бойца спецназа ФСБ «Вымпел» и десантника Минобороны?

Украина под колпаком разведки

Политическая жизнь Украины породила довольно дурацкий мем – «агент Путина», однако некоторая доля истины, как во всякой шутке, даже дурацкой, в этом есть. Дело в том, что действительно ни в одной другой стране мира у нас нет такой эффективной резидентурной сети, как на Украине. Это результат целого ряда факторов, первый из которых состоит в том, что Украина сама уничтожила свою контрразведку. Во-первых, многие профессионалы оттуда ушли сами, когда узнали, что им теперь придётся работать не просто бок о бок с ЦРУ, но ещё и под их руководством. Многих других, и это во-вторых, вычистила майданная хунта, дорвавшись до власти. Они опасались, что профессиональные контрразведчики могут представлять для них угрозу и быть недостаточно лояльными. И довершила ситуацию полная разруха в системе государственного управления, взаимодействия ведомств и так далее, которая образовалась, когда власть захватили ставленники майдана.

Россия знала, что в Киеве пришли к власти совершенно антироссийские группы. К тому же факт того, что в соседнем государстве образовался «филиал ЦРУ» радовать тоже не мог. Поэтому, проиграв, в общем, политическую ситуацию, в Москве сосредоточились на купировании тактических угроз, а для этого, конечно, в первую очередь была нужна полная и достоверная информация о том, что творится теперь в этом бардаке, который называется Украиной.



История с операцией в Крыму, по которой был снят документальный фильм «Крым: путь на Родину», многократно показывала, что на Украине у нашей разведки чрезвычайно высокие возможности и осведомлённость. Мы узнавали о принимаемых решениях практически в режиме «онлайн». Поэтому смогли и Януковича разыскать в этом бурлящем котле и вытащить оттуда живым, и провести воссоединение с Крымом без жертв, как с нашей стороны, так и украинской. Разумеется, имеют значение и наши технические возможности, помноженные на близость самой Украины к нам, но решающее превосходство даёт нам именно резидентура. Потому что технические возможности у нас столь же эффективные и на Кавказе, и в Центральной Азии, а вот такой успешной работой там мы похвастаться не можем.

Атака на Крым: анализ

Разберём недавнюю попытку террористической атаки на Крым. В первую очередь бросается в глаза, что про операцию знали заранее. То есть она попала в поле зрение спецслужб вообще ещё на этапе её разработки в Киеве, а не на стадии реализации. Пока украинская резидентура в Крыму отслеживала режим работы объектов, которые были выбраны мишенями для терактов, за самой резидентурой уже была установлена слежка и уже собирался материал для уголовного дела.

Тут важно понять главный момент: не было задачи просто обезвредить, предотвратить, арестовать. Это была операция политическая: России были нужны железобетонные доказательства того, что Киев озверел настолько, что планирует бесчеловечные атаки на мирных жителей, словно ИГИЛ или "Аль-Каида". Можно было бы арестовать и выслать резидентуру, можно было изъять содержимое схрона, можно было в принципе не допустить даже попытки прорыва границы. Это обеспечило бы безопасность, но не дало бы необходимых политических козырей. Доказать потом умысел на теракт было бы совершенно невозможно. Поэтому оставался только один вариант: брать всех с поличным, «на горячем», чтобы никто не мог отпереться. Что и было успешно проделано, но обошлось ценой двух жизней наших воинов, которые героически погибли, защищая интересы Родины.

Есть три ярких факта, говорящих, что операция Киева была в деталях известна нашим спецслужбам ещё на этапе подготовки. Первое – это то, что был полностью известен список резидентуры, за которой велась профессиональная и непрерывная слежка, а данные собирались как доказательства покушения государства Украина на теракты, направленные против России.

Второе – это то, что были заранее известны места и время готовящихся прорывов государственной границы. Потому что, разумеется, не случайно именно в этих местах и именно в это время погранслужба была усилена бойцами спецназа ФСБ «Вымпел» и бойцами ВДВ Минобороны. Задерживая опасных диверсантов, двое офицеров этих спецвойск отдали свои жизни, защищая Родину.

И третье – самое убедительное – это схрон у городка Суворов (чуть южнее Армянска). Там хранилось огромное количество уже подготовленных для диверсионных операций мин, гранат, взрывчатки, проводов, детонаторов и уже готовых СВУ – всё из штатного арсенала специальных подразделений ВСУ. Именно оттуда по замыслу Киева машина должна была забрать диверсантов вместе со всем вооружением и развести их к местам намеченных терактов.



Дело в том, что такой схрон могла оставить только СБУ, когда уже стало понятно, что Украина теряет Крым. Это стандартная практика спецслужб и спецназа – оставлять в тылу врага спрятанное вооружение для последующих диверсий, чтобы потом не требовалось его доставлять через линию фронта или в нашем случае – провозить через границу. Координаты этого схрона могла знать только СБУ. А значит, и вся операция проводилась с ведома и под контролем СБУ. Что, в принципе уже и подтверждают признательные показания задержанных диверсантов и резидентов Киева в Крыму.

Collapse )