July 7th, 2016

Абхазия: новый виток старого кризиса





Чтобы правильно оценить текущую ситуацию, надо вспомнить историю с отстранением от власти предыдущего президента Абхазии Александра Анкваба, закончившуюся добровольной отставкой последнего 1 июня 2014 года. Рауль Хаджимба тогда находился в оппозиции и являлся одним из её лидеров. Вообще, это была уже четвёртая его попытка возглавить республику, если считать и время её вхождения в состав Грузии, и период её независимости.

А тогда, в 2014 году, оппозиционные силы сумели достаточно сильно раскачать ситуацию. Ситуация вообще в некоторых чертах напоминала приход к власти в Грузии Михаила Саакашвили, которое Москва поначалу приветствовала. Потому что в Сухуме в тот момент тоже находились посредники из Москвы Владислав Сурков и Рашид Нургалиев, которые должны были помочь найти компромисс между властью и оппозицией, но, судя по многим факторам, скорее подталкивали Анкваба к мирному уходу и расчищали дорогу для Рауля Хаджимба.

Собственно, в этом не было ничего дурного, потому что Абхазия полыхала, маячила вполне реальная возможность кровопролития, а действующий президент Анкваб настолько вызывал отторжение в элитах и народе, что его уход казался оптимальным решением.

И в этой части был достигнут успех: Анкваб добровольно ушёл в отставку в соответствии со всеми нормами конституции. Благодаря успешному посредничеству Москвы удалось не только избежать кровопролития, но и добиться перехода власти полностью легитимным путём. Предыдущий президент по конституции добровольно ушёл в отставку, а нового тоже по конституции избрали на досрочных выборах в августе 2014 года. Тут бы и сказочке счастливый конец, но, увы, в реальности проблемы здесь отнюдь не закончились, а наоборот начала постепенно вызревать очередная волна кризиса.

Хаджимба считался лидером Абхазии, на которого Кремль возлагает определённые надежды. Ещё в 2008 году, когда он был в должности вице-президента при Багапше, но занимался при этом и оппозиционной деятельностью, на встречу с ним приезжал Владимир Путин, который тогда занимал пост премьер-министра. При этом встреча позиционировалась как диалог России с абхазской оппозицией, но вылился он фактически в разговор только Путина и Хаджимба.

Придя к власти, Рауль Хаджимба, увы, не сумел добиться устойчивости политической ситуации, и в этом надежды на него, как на политика умного и прагматичного, оказались несколько беспочвенными.

Во-первых, он успел разругаться с Координационным советом, в который входил и который фактически был главным органом оппозиции по смещению Анкваба. Одна из основных претензий, которые предъявляются правительству Хаджимбы, заключается в том, что многие представители прежней власти (времен Анкваба) сохранили свои позиции. В результате значительное число тех, кто в предвыборную кампанию 2014 года входил в Координационный совет оппозиции и тем самым привел Хаджимбу к власти, сейчас выступают против него. Очевидно, это не может быт расценено как провал политика, не сумевшего найти компромисс между кланами, а плоды этого раздора Абхазия пожинает сегодня.

Во-вторых, афёра с референдумом, в которую он позволил себя втянуть, стратегически является очень плохой игрой. Начать с того, что для такого референдума нет оснований. Президенту не выдвинуто никаких обвинений, оснований для его досрочной отставки нет, и решать сиюминутные вопросы устойчивости своего кресла такими сомнительными способами – это означает лишь создавать скверные прецеденты на будущее, когда судьба главы государства ставится в зависимость от неправовых инициатив и действий.

При этом если Хаджимба выиграет, то у оппозиции ничуть не убавится поводов для претензий: можно будет разыгрывать карту подтасовок на выборах, нарушений при голосовании и подсчётах и так далее.
А если он проиграет, то сложится юридически кошмарная ситуация: с одной стороны, референдум не обладает достаточной юридической силой, чтобы заставить Хаджимбу подать в отставку (хотя он уже пообещал, что признает результаты референдума и поступит в соответствии с их итогами). Но главное - будет создан прецедент отстранения президента от власти через референдум, что противоречит конституции и нормальной логике передачи верховной власти в стране.

Collapse )