May 14th, 2016

Сирия «проверила» главные новинки российской армии





Дивиденды особого рода, невидимые не специалистам, принесла нам военная операция в Сирии. Помимо очевидных выгод от оказания поддержки дружественному государству, крайне болезненного удара по терроризму, лишившего его изрядной доли вооружений и прибылей от контрабанды нефти, удалось нарастить наш политический вес и авторитет на Ближнем Востоке. Но есть и скрытая выгода, которая, тем не менее, крайне весома и значительна. Речь о военно-технической составляющей.

Президент России Владимир Путин во вторник 10 мая провёл совещание с руководством Минобороны и представителями предприятий ОПК. Значительную часть его заняло подведение итогов активной фазы операции в Сирии, и среди прочего был озвучен особо важный момент:

"Вместе с тем – и на этом мы должны будем сегодня сосредоточить всё наше внимание – операция в Сирии выявила и определённые проблемы, недостатки. По каждому проблемному вопросу должно быть проведено самое тщательное расследование, имею в виду профессиональное расследование, самый тщательный анализ, а затем приняты меры по устранению этих проблем. Это позволит скорректировать дальнейшее направление развития и совершенствования образцов военной техники".

За разъяснениями этих слов президента мы обратились к ведущим военным экспертам нашей страны. Полученные комментарии позволили в полной мере оценить стратегическое значение военной операции в Сирии в долгосрочной перспективе и понять, какую пользу мы извлекли из этой кампании.

Директор Центра анализа мировой торговли оружием, член Общественного совета при Министерстве обороны Игорь Коротченко сформулировал это так:

"При боевом использовании новых типов вооружений всегда открывается ряд моментов, связанных с особенностями боевого применения, совершенствования конструкции и учета пожелания военных, эксплуатирующих те или иные образцы оружия. Учитывая, что в Сирии использовалась целая гамма новейших разработок российского ОПК, президентом на совещании был поставлен вопрос о том, что необходимо в кратчайшие сроки использовать и адаптировать полученный опыт боевых действий. Доработать и запустить в серийное производство военную технику с учётом того опыта эксплуатации, который был получен в ходе выполнения боевых операций".

Таким образом, операция в Сирии помимо основных целей преследовала и следующие. Во-первых, для повышения собственной обороноспособности и стоимости оружия на внешнем рынке всегда полезно его проверять в реальной боевой обстановке, а не просто тестировать на полигонах. Даже самые жёсткие испытания не воссоздают весь комплекс факторов ведения реального боя. К тому же в России нет зон с климатическими условиями, соответствующими сирийским. Наше оружие создаётся обычно в первую очередь как оружие обороны, и предназначено оно для российского театра боевых действий. А многие покупатели нашего вооружения как раз наоборот расположены в климатических поясах, близких по условиям к Сирии.

Поэтому, и это во-вторых, Россия сделала то, что Игорь Коротченко назвал «использованием целой гаммы новейших разработок». Проще говоря, театр военных действий в Сирии был использован нами как огромный тестовый полигон, где мы в реальных боевых условиях проверяли самый широкий спектр нашего самого современного вооружения, а не только ВКС РФ. Там «обкатывались» именно последние разработки российской «оборонки».

Давайте разберём, что протестировала там Россия.

Танк Т-90А

siriya-otkryvaet-novye-444-4561167.jpg

Новейший основной танк российского производства впервые использовался в реальных боевых действиях. В Сирию он попал в составе усиленного батальона морской пехоты из состава 810-й Севастопольской отдельной бригады морской пехоты. Использовался как для усиления охранного периметра нашей основной авиабазы «Хмеймим», так и в боях под Алеппо.

Его боевые достоинства стали публичными и на некоторое время сделались хитом новостей и предметом обсуждения даже в среде неспециалистов. Знаменитые кадры, где в танк Т-90А попадает снаряд американского противотанкового ракетного комплекса TOW2, а танк после этого, как ни в чём не бывало, своим ходом отправляется в ремонтную часть, облетели весь мир.



В другой раз, правда, повезло меньше, и Т-90 после попадания лишился подвижности, чем свел счет игры к ничейному - 1:1. Впрочем, экипаж всё равно не пострадал. А сам танк вернули - противнику он не достался.

Зенитный ракетный комплекс С-400



Система, не имеющая себе равных, - один из козырей как нашей обороны, так и позиций на международном рынке вооружений. И тоже недавняя разработка российской «оборонки». Проверить ее в боевых условиях было особенно интересно. Известно, что в ответ на появление наших комплексов С-400 турки выкатили свои системы РЭБ.

Дальнейшее комментирует военный обозреватель газеты «Комсомольской правда», полковник в отставке Виктор Баранец:

"Много было разговоров о том, способны ли турецкие средства РЭБ заглушить наши С-400. Именно эта проверка была проведена в боевых условиях. При этом в данном случае ценным будет и положительный и отрицательный результат: если турецкие системы не смогли нарушить работу нашего ПВО, то всё прекрасно, а вот если их активность каким-то образом повлияла на функционирование наших комплексов, то получается, что мы заставили турков «раскрыться». Для того и перегоняли туда, на передовую, наши новейшие вооружения. Теперь мы узнали, какой мощности сигнал у их установок, в каких диапазонах, с каких направлений он работает. Посмотрели на уровень торможения сигнала наших систем, на уровень защиты, на то, слепнет ли у нас локатор, продолжает ли С-400 видеть цели под воздействием турецкой РЭБ. Всё это была интереснейшая лаборатория. Тем более что мы теперь знаем степень уязвимости (или неуязвимости) наших средств ПВО к РЭБ, а вот турки так и остались в неведении относительно эффективности своих систем"

РЭБ «Красуха-4»

Collapse )