April 28th, 2016

Прощальный тур Обамы как тусклый закат его президентства





Тусклый закат правления Обамы образно предстал в его последнем туре в Саудовскую Аравию и Европу. Отсутствие явных побед за годы правления Обамы и нерешенные проблемы однополярного мира породили скептицизм в некогда сплочённых рядах друзей США. В Эр-Рияде, Лондоне и Ганновере Обаму провожали из мировой политики без особого энтузиазма.

Отсутствие явных побед за годы правления первого темнокожего президента США, проблемы, которые создала Америка в международных отношениях, политика эгоистичного, требовательного, но неэффективного "союзника"-сюзерена – всё это породило скептицизм в некогда сплочённых рядах друзей США.

Ещё несколько лет назад нельзя было предсказать, что отношения между аравийскими монархиями и в первую очередь – Саудовской Аравией – дадут такую глубокую трещину, однако это произошло, и несмотря на усилия Обамы длинною почти в год, уровень сотрудничества не восстанавливается. Ещё несколько лет назад было трудно предсказать, что страна, с которой у Америки «очень особые отношения» – Великобритания – станет столь скептична к своему главному союзнику. Визит в Лондон был подобен холодному душу для Обамы, встречали его весьма настороженно и даже не без недовольства. К примеру, мэр Лондона позволил себе в высшей степени резкие высказывания.

Даже в Германии, где США в последние годы чувствуют себя как дома, его встретили митингами и протестами. При всей лояльности западных элит, не только немцы, но и многие другие европейские народы всё больше устают от американской гегемонии, которая дорого стоит, мало даёт и только создаёт проблемы: то в виде наплыва беженцев с Ближнего Востока, то в виде никому в Старой Европе не нужной конфронтации с Россией.

Эр-Рияд: потеря влияния США

Турне не задалось с самого начала. С одним из старейших вассалов США, Саудовской Аравией, проблемы начались уже давно, а почти год назад стали достоянием гласности и предметом скандальной политической хроники – когда сразу четыре аравийских монарха в последний момент отказались прибыть на заранее согласованный и объявленный ужин с президентом США. Можно сказать, что это был момент великого перелома: политические разногласия между проамериканским Ближним Востоком и США перестали быть предметом дискуссий дипломатов и международных специалистов, а перекочевали в область публичной политики с публичными же жестами и решениями.

Пожалуй, впервые за полвека не арабы стали бегать за США, уговаривая и выпрашивая преференции, а напротив – президент США стал уговаривать арабов о сотрудничестве, причём – о ужас! – бесплодно.

Несколько лет назад США окончательно потеряли Египет, а потом, после катастрофы с «Исламским государством» (запрещено в России) стали терять и суннитские монархии. Окончательно эти отношения добила американская политика в отношении «шиитского пояса». Сначала, не смотря на красивые слова про «красную линию», Обама провалил, по мнению суннитских монархий, ситуацию в Сирии, которая была готова к развалу, но устояла из-за слабости президента США. Если политика в Сирии считается неудачной, то снятие санкций с Ирана стало сознательным решением США, и оно глубоко уязвила, в первую очередь, Саудовскую Аравию, которая привыкла задавать тон в регионе. Да и Турцию это не порадовало. А это два ключевых союзника США на Ближнем Востоке.

В результате на сегодняшний день мирный процесс в Сирии продолжается вопреки всему, пусть и без каких-то фантастических успехов. В регионе основательно и надолго закрепилась Россия, и уже не намерена выходить из игры.

Более того, выходящий из-под санкций и набирающий силы Иран также всё активнее подключается к политическим процессам, оттесняя Саудовскую Аравию и Турцию к периферии влияния. При этом если истеричная выходка Эрдогана не позволяет Анкаре начать диалог с Москвой, то арабы уже буквально протоптали дорожку в Кремль, нанеся туда с десяток визитов разного уровня только за прошлый год.

Так что итог посещения Обамой Эр-Рияда закономерен: демонстративное отсутствие первых лиц на встрече в аэропорту, дежурные заявления о «совместных усилиях по борьбе с террором» и «стабилизации в Сирии» – всё это говорит об отсутствии реальных результатов встречи. Как говорится, «за всё хорошее и против всего плохого» – такой бессодержательный результат.

Лондон: холодность и возмущение

Collapse )

Запрещенное кино. Кого испугал фильм «Закон Магнитского. За кулисами»





Они серьезно испугались. Единодушно и единогласно. Затопали ножками на дружественных сайтах, закидали письмами Европарламент и дружно зашлись в едином вопле «Нельзя!!! Нельзя!!!». Теперь окрик «Нельзя!» в отношении книг, статей, кинофильмов - это новый тренд глубоко гуманных европейских ценностей. Так нельзя ни в коем случае показывать фильм режиссера Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами» в Брюсселе в здании Европарламента. По идеологическим мотивам. Как классово чуждый и вредный для широких масс евродепутатов. Что бы чему плохому не научились.

Я не шучу. Вчера в 17.30 по европейскому времени в Брюсселе в здании Европарламента был совершенно официально запрещен заранее объявленный премьерный показ документального фильма «Закон Магнитского. За кулисами».



Дело в том, что и европарламентарии, и отечественная оппозиция, и западные СМИ, и сам сочинитель «Списка Магнитского» Билл Браудер оказались вчера в ужаснейшем положении. Фильм о Магнитском снимал абсолютно оппозиционный режиссер Андрей Некрасов, известный своей аллергией к российской власти, близкой дружбой с ныне покойными Литвиненко и Березовским, авторством документальных фильмов «Бунт. Дело Литвиненко», «В поисках путинской России», «Недоверие» (о взрывах жилых домов в Москве осенью 1999 года).  Также Андрей Некрасов в Грузии получил звание «Человек года-2009», а весной 2010 года подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти». В том же году был избран членом Координационного совета петербургского отделения движения «Солидарность», а затем и его федерального политсовета.

То есть, Некрасов, по мнению Европарламента, Браудера и его приближенных, участвовавших в фильме, человек настолько доверенный и проверенный, что ему можно было под камеру рассказывать все спокойно и уверенно, понимая, что режиссер все подчистит, удалит лишнее, вырежет ненужное, опасное и явно расходящееся с реальностью.

И тут случилось непоправимое. Андрей Некрасов, будучи в первую очередь талантливым режиссером, а уже во вторую оппозиционером, получив в свое распоряжение все документы по «делу Магнитского» и внимательно выслушав, как самого Браудера, так и близких Сергея Магнитского, участников всей этой странной истории, включая депутатов европарламента, следователей, юристов, отчетливо понял всю суть масштабной аферы Браудера и его команды. Он, услышав и увидев факты и документы, понял, что Магнитский никакого хищения не раскрывал и его, Магнитского, никто не убивал, а вся эта история было придумана с первого до последнего слова, чтобы скрыть многомиллиардное воровство самого Браудера и создать «Список Магнитского», как очередную страшилку на смену отменённой поправке «Джексона-Веника».

Я смотрел некоторые фрагменты фильма и видел, как еще недавно уверенные в себе Браудер и члены Европарламента, лоббировавшие «Список Магнитского», вдруг начинали юлить, прятать глаза, заикаться и мямлить какую-то ерунду, когда режиссер, он же и ведущий, в лоб спрашивал у них «Покажите, а где здесь сказано про то, что вы утверждали недавно? Покажите, а где здесь Магнитский?».

Можно заявить, что в газете или на сайте написана неправда, но ведь от видеокамеры талантливого режиссера не скроешься. Тут не надо даже что-либо разъяснять. Просто посмотрите и все поймете. Нет ни разоблачителя Магнитского, якобы убитого в тюрьме. Нет ни якобы честного бизнесмена Браудера, из самых справедливых побуждений придумавшего «Список Магнитского». Нет ничего из того, что было сказано ранее Браудером, западными СМИ и отечественной оппозицией. А есть только гигантское нагромождение лжи, фальсификаций, афер, больших и очень больших денег, влитых в несуществующее «Дело Магнитского».

Вот, что рассказал сам режиссер Андрей Некрасов меньше чем за сутки до запрета показа фильма в Европарламенте.Collapse )