March 7th, 2016

70 лет Фултонской речи — новый взгляд на Черчилля





Фултонской речи Черчилля 5 марта этого года исполнилось ровно 70 лет. За этот срок некоторые события забылись, а некоторые наоборот, стали только недавно известны. Юбилейная дата – хороший повод дать объективную оценку словам Черчилля. В чём он был прав? В чём ошибался? В чём лицемерил? О чём сознательно и намеренно врал?

Мирная проповедь главного «ястреба»

В 1946 году Черчилль, как ни в чём не бывало, говорил о ценности мира. Вот какие красивые слова он произнёс:

«Чтобы миллионы и миллионы людей, живущих в этих домах, действительно чувствовали себя в безопасности, они должны быть защищены от двух чудовищных мародеров – войны и тирании. Все мы хорошо знаем, какие ужасные потрясения переживает рядовая семья, когда на ее кормильца обрушиваются проклятия войны, принося бесчисленные страдания также и тем, ради благополучия которых он трудится в поте лица. Существует выражение "неисчислимая сумма человеческих страданий". И в самом деле, кто может сосчитать, чему равна эта сумма? Наша первостепенная задача – более того, наш высочайший долг – уберечь жилища простых людей от ужасов и потрясений еще одной такой же войны, и в этом, я думаю, все со мной согласятся».

Как прекрасно и благородно это звучит. Ровно до тех пор, пока не вспомнишь, что Уинстон Черчилль – это тот самый человек, который в 1945 году, когда в Советском Союзе скорбели по погибшим и пытались восстановить разрушенную страну — в это самое время Черчиль замышлял военную агрессию против СССР, которой дал вполне адекватное название: «Операция «Немыслимое».

Судя по всему, «неисчислимой суммы человеческих страданий» во время Второй мировой войны ему показалось недостаточно, и он хотел добавить ещё. Многие аналитики сегодня этот план характеризуют не иначе как план Третьей мировой войны.

К счастью, мечтам благородного «миротворца», который в марте 1946 года был так озабочен, чтобы на миллионы людей не обрушились снова «проклятия войны», не суждено было сбыться. Во-первых, планы Операции «Немыслимое» были переданы в Москву «кембриджской пятёркой», что заставило маршала Жукова принципиально пересмотреть схему обороны Советского Союза на западных рубежах. Во-вторых, звезда Черчилля в тот момент закатилась, и его место занял представитель от лейбористской партии, который был в большей степени склонен к разумному сотрудничеству с Москвой и меньше тяготел к самоубийственным апокалиптическим проектам мирового масштаба. Так что свою Фултонскую речь в 1946 году Черчилль произносил уже как глава оппозиции. Годом позже, как стало известно чуть более года назад, он попросит Трумена, президента США, нанести ядерный удар по Советскому Союзу. Американцы совсем недавно обнародовали это письмо Черчилля в Вашингтон.

Итак, зная те дела, которые старина Уинни не обнародовал перед доверчивыми студентами, а под покровом тайны планировал с военными, мы можем теперь по достоинству оценить лицемерие страстных и благородных призывов к миру и его притворный ужас перед «неисчислимыми страданиями человека во время войны», в которую он на самом деле так хотел снова погрузить мир.

Цена войны и мира

Зачем же уважаемому сэру Черчиллю было с такой кровожадностью непременно добиваться войны? Причём желательно снова мировой? Как ни странно, но причина та же, по которой это сейчас делает Америка — занимательно, не правда ли? Проходят десятилетия и века, а войны развязываются разными странами, разными людьми и в разное время, но по одним и тем же причинам.

Великобритании попросту была нужна эта война. Мы уже писали: в реальности даже ещё до мая 1945 года, когда победа над Гитлером ещё не свершилась, но уже была предрешена, СССР вместе с США начал незримую, но очень жёсткую работу по демонтажу Британской и Французской империй и понижению статуса обеих держав до регионального. Эта задача заняла почти 10 лет и была завершена успешно, но Британия наблюдала за этим, понятно, безо всякого удовольствия.

Что было делать Лондону? Ответ очевиден. С одной стороны, был Советский Союз, который на своих плечах вынес основную тяжесть Второй мировой войны и был крайне ослаблен. С другой стороны – США, которые неплохо нажились на обеих мировых войнах и стали их главными бенефициарами. Политически тут всё очевидно: необходимо было любой ценой стравить США, которые слишком возвысились, чтобы они понесли убытки и потери, с Советским Союзом, что, при удачном раскладе, могло его доканать – всё-таки США были на тот момент единственными обладателями ядерного оружия. Но в любом случае и при любом раскладе от этого нового конфликта больше всего выиграла бы… Англия. Которая, отстранясь от континентальной Европы, которую хотела превратить в сплошной театр боевых действий, отсиделась бы на своём острове, а потом пришла бы делить плоды победы, почти не внеся в неё вклада. Тут рисовались перспективы возрождения Британской империи, но уже не за счёт колоний – хотя со временем и это тоже, – но главным образом за счёт занятия места ведущей и руководящей державы в Европе, которая после Третьей мировой была бы окончательно ослаблена и стало бы англо-американским протекторатом.

Это большая игра с высокими ставками, ради которой Черчилль был готов погрузить мир в кошмар Третьей мировой войны (как сейчас готовы их англосаксонские братья в США). Но тогда, в 1945-1946 годах и далее, как я сказал, Вашингтон был гораздо больше заинтересован в необратимом понижении роли Великобритании, чем в окончательной победе над Советским Союзом, к которой он, кстати, тогда отнюдь не стремился. Так что кровожадные планы «борца за мир» Черчилля не встретили никакого понимания в Вашингтоне. Это просто не отвечало американским интересам ни в малейшей степени.

Экспорт демократии

Collapse )