January 8th, 2016

Ближний Восток: будет ли война?





Первое, что нужно понять о нынешнем ближневосточном обострении – оно было предопределено. Его главные игроки подавали соответствующие сигналы ещё более года назад. Посмотрим, для примера, на ситуацию глазами суннитских королевств во главе с Саудовской Аравией: для них всё очень плохо. Во-первых, снимают санкции с Ирана (идём хронологически), а тот знаменитый демарш четырёх аравийских монархов, не прибывших на назначенный ужин к Обаме – он тогда уже о многом говорил. Во-вторых, в Сирии вместо победоносного шествия взращённых террористов по костям Асада наблюдаются сплошные российские бомбардировки, мировой консенсус о необходимости мирного урегулирования конфликта и кошмарная перспектива перевыборов Асада на новый срок – законных, легитимных, общепризнанных! В-третьих отмечаемая уже всем миром усталость США от Ближнего Востока и постепенный уход оттуда в пользу сосредоточения усилий в АТР и консолидации европейского трансатлантического партнёрства. У суннитов неприятно начинает холодить неприкрытую спину, в то время как Иран поигрывает мускулами, да ещё и Россия напрямую вмешалась в военный конфликт. Ну и «в довершение счастья» – низкие цены на нефть одновременно в необходимостью вести разорительную войну на 3 фронта и уже 100-миллиардный бюджетный дефицит Эр-Рияда.

Всё это определяет агрессивное поведение Саудовской Аравии и её союзников: они полагают, что начинать третировать Иран надо прямо сейчас, пока он не набрал силу, что ему следует указать, что он выбыл из числа ведущих игроков региона, и вообще всем в регионе следует показать, что «ситуация под контролем». Обычный набор геополитических задач, в который укладываются почти все драматические события последних недель.

Будет ли война?

Война идёт давно, не одно десятилетие. Это и война на «шиитском полумесяце» – Йемен, Сирия, Ирак, – и схватки в Ливане, Афганистане и Пакистане, на территории которых идёт всё та же война за влияние и доминирование между Саудовской Аравией с её союзниками и Ираном с тем, кто его поддерживает на местах и за рубежом.

Доктор исторических наук, эксперт по Ирану Игорь Панкратенко отмечает:

«Так или иначе, с той или иной степенью накала, но ирано-саудовское противостояние, региональная холодная война уже тридцать с небольшим лет является одним из основных факторов, определяющих развитие ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. И нынешние события, начавшиеся после демонстративной казни саудитами шейха Нимра ан-Нимра – лишь один из эпизодов этой войны. Казнь была именно демонстративной и по отношению к Ирану и проживающим в монархиях Залива шиитам совершенно провокационной. Никакой непосредственной опасности для устоев Королевства отсидевший в заключении около четырех лет, из которых – почти год в камере смертников, шейх не представлял.

Более того, именно заключение сделало его символом борьбы за гражданские права шиитского населения монархий, казнить символ, создавая ему ореол мученика – как минимум, не очень разумно. Нимр ан-Нимр был убежденным противником насильственных действий, сторонником эволюционного пути обретения шиитами статуса полноправных граждан. С таким – властям вполне можно было бы «работать», снимая одну из серьезных угроз – радикализацию шиитского протеста».


Однако Эр-Рияд иначе видит свои цели и задачи, и после массовых казней, носивших именно демонстративный характер, как отмечает эксперт, они ещё и в ответ на нападение на своё посольство в Тегеране (откуда полиция всё же сумела выбить, отметим, нападавших) пошла на ещё более демонстративный акт публичного унижения: разбомбила посольство Ирана в Йемене. Саудовская Аравия, как нетрудно заметить, упорно пытается демонстрировать, что всё ей в регионе дозволено и никто не указ. А отомстив за нападение на посольство, ещё и разорвала дипотношения.

«Очевидно, что прямого военного столкновения между Тегераном и Эр-Риядом не будет. Столь же очевидно, что ответом на произошедшее станет нарастание напряженности в «шиитском полумесяце» и эскалация прокси- и иных войн на огромном пространстве – от Йемена до Пакистана. Впрочем, а когда там было спокойно? Как говорится, «эта музыка будет вечной», – отмечает Панкратенко.

Что делать России?

Collapse )