December 20th, 2015

Иранский вариант





Прогнозы о том, как нас предаст Иран, как только с него снимут санкции, давали все оппозиционные аналитики. Жизнь показывает, что судили они, видимо, по себе, потому что события развиваются в совершенно ином ключе.

Противосудебная оборона

Почти снят с повестки дня последний камень преткновения: иск Ирана к России о поставке комплексов «С-300». Вице-премьер Рогозин заявил, что Иран отзовёт иск, как только будет поставлен первый дивизион противоракетных систем, передаёт ИТАР-ТАСС:

«Есть полное понимание и у российской, и у иранской стороны, что осуществление контракта невозможно без отзыва иска. Вопрос в том, кто первый протягивает руку. Решили протянуть обе одновременно».

Политические манёвры

Также не сбылись прогнозы о том, что «Россия «сольёт» Асада ради сближения с Западом», а Иран-де будет категорически против этого выступать. Из дипломатических каналов в субботу 19 декабря просочилась информация о том, что Путин и аятолла Али Хаменеи ещё месяц назад в Тегеране договорились о том, чтобы скоординировать позицию по Сирию и Асаду, не позволяя таким образом играть Западу на наших противоречиях и ущемлять наши интересы в регионе. Вопрос решался за закрытыми дверями, но иранский дипломат сообщил агентству Reuters:

«Иран и Россия договорились, что будут проводить одну политику, которая принесет пользу Тегерану, Москве и Дамаску. Иран всерьез считает, что сирийский народ должен сам решать вопрос о своей судьбе. Но предварительно должно наступить спокойствие. Вполне возможно, что сирийский народ решит, что Асад должен уйти, и тогда он должен будет уйти. Если он не может служить своей стране и своему народу, страной должен управлять способный на это преемник».



Другой иранский источник подчеркнул, что Иран и Россия находятся «в полной гармонии по поводу судьбы Сирии и Асада».

Более того, согласие между двумя странами распространяется и на куда более глобальные решения: по сведениям того же источника, Иран, ощущая близость интересов с Москвой и ответственность проводимой нами в регионе политики, готов к соглашению и по вопросу отказа от поддержки Асада «в случае если будет найдено жизнеспособное дипломатическое решение, которое положит конец войне в Сирии». Но здесь не стоит заблуждаться: под «жизнеспособностью» понимается не только уверенность Москвы и Тегерана, что новое государственное устройство Сирии будет устойчивым и стабильным, но и, разумеется, ожидается, что оно в полной мере будет отражать интересы наших стран в данном регионе. То есть возможный уход Асада с поста главы Сирии будет возможен только в случае, если политика самой Сирии получит должную преемственность в ключевых для России и Ирана вопроса. Именно эти темы и обсуждал Путин с аятоллой Хаменеи в Тегеране 23 ноября.

Collapse )