December 8th, 2015

О митингах и протестах





Пока я пишу статью про Дадина, хочу ещё раз напомнить своё отношение к митингам, протестам и прочим майданам:



The Comedian: Congress is pushing through some new bill that's gonna outlaw masks. Our days are numbered. Till then, it's like you always say: we're society's only protection.

Nite Owl II: From what?

The Comedian: You kidding me? From themselves.




Комедиант: Конгресс проталкивает закон, запрещающий людей в масках. Наши дни сочтены. Но до тех пор мы -- единственные, кто защищает людей.

Ночная Сова: От кого?!

Комедиант: А ты до сих пор не понял? От них самих!



Dura lex sed lex





Одним из заблуждений является то, что Ильдар Дадин – единственный. На самом деле в суды переданы уже 3 уголовных дела, из которых дело Дадина даже не первое хронологически. Первым был Владимир Ионов, для которого прокуратура просила условного наказания. Сегодня, 8-го декабря, суд продолжит заседание. Но этот процесс затянулся, и первым получил приговор Ильдар Дадин, а также скоро начнутся слушания по делу Марка Гальперина.

Это не пустяк и мелочь. Оппозиция уже начинает раздувать миф, что теперь суды начнут «штамповать» всем одинаковые приговоры. Однако статья 212.1 УК РФ предусматривает очень широкий спектр наказаний от штрафов и обязательных работ до 5 лет лишения свободы. И, как видим, уже сейчас эта дифференциация работает: для Ионова прокуратура просит условный срок, а не реальное заключение. То есть мифы и подтасовки вокруг этого дела начинаются с самого начала, с искажения фактов.

Зачем нужна статья 212.1

Это стало логичным ответом на политтехнологии, которые используют злоупотребления конституционной свободой собраний для реализации целого спектра провокаций вплоть до попыток незаконного захвата власти. Метод простой: с соблюдением закона собраться, а уж собравшись – начать закон нарушать. Поэтому возникла статья, которая не запрещает митинги, не ужесточает правила их согласования и проведения, никак не ущемляет право граждан на собрания, но привлекает к ответственности одних лишь профессиональных провокаторов, отделяя их от рядовых участников мероприятий.

Чтобы по этой статье получить обвинение, надо за полгода успеть посетить как минимум 4 митинга и на каждом успеть нарушить правила проведения. Едва ли это относится к 99% россиян. Люди, которые подпадают под эти признаки в принципе имеют все права на звание «профессиональный провокатор»: а как ещё назвать человека, который ходит на митинги как на работу, и на каждом нарушает закон?

Раньше за это полагалась максимум административная ответственность. Но раньше такие злоупотребления не использовались как методы покушения на конституционный строй и демократически избранную законную власть. Раньше кучка провокаторов не свергала тех, кого избирали десятки миллионов. Теперь изменила ситуация и изменился закон. Теперь ответственность за такие действия гораздо строже, но она и распространяется лишь на людей, у которых, как говорится, «протест – как образ жизни».

Когда вспоминают про Конституцию

И до чего удивительно: люди, которые на страницах соцсетей призывают к государственному перевороту, к покушению на конституционный строй, свержению власти, которая избрана демократически и волей народа – эти же люди, которые активно презирают все разделы Конституции, кроме того, где записано право на свободу собраний – они же вдруг начинают требовать уважать её и взывают к её защите.

Статья 212.1, которая действует уже 1,5 года и до последнего момента целиком и полностью Дадина устраивала, вдруг стала для него совершенно антиконституционной. Адвокат Алексей Липцер в пять минут написал жалобу в Конституционный суд о признании статьи несоответствующей конституции, и тут же заявил ходатайство о приостановлении уголовного дела до вынесения решения Конституционным судом, ссылаясь на статью 238 УПК. Вот только неувязочка вышла: УПК требует, чтобы с такой жалобой в КС обращались суды, а не участники процесса – и очень понятно, почему так сделано: иначе каждый обвиняемый первым делом писал бы жалобу в КС, а затем до его решения откладывалось бы слушание его дела. Не говоря уже о том, что КС моментально захлебнулся бы в таких заявлениях.

Но оппозиционеры законов не читают, а всему, что пишут про их вождей и активистов, и всему, что говорят их адвокаты, верят свято, не проверяя. Поэтому когда судья логично отклонила популистское ходатайство Липцера, в СМИ стали сразу возникать заявления о нарушении закона в ходе судебного разбирательства. Но никто не посчитал нужным сказать, что условия статьи 238 УПК, к которой апеллировал адвокат, не были соблюдены.

Атмосфера ненависти

Действуя таким образом, используя юридическую безграмотность обывателей, оппозиционеры очень ловко манипулировали общественным мнением, создавая впечатление систематических и непрерывных нарушений закона в ходе судебного разбирательства. Это вылилось в логический итог: после оглашение приговора начались беспорядке в зале суда и возле здания. Дошло даже до нападения на судебных приставов, а это может иметь очень серьёзные последствия.

После убийства Немцова оппозиция старательно раскручивала мем «атмосфера ненависти», но правда заключается в том, что они первые же её и создают, накручивая своих сторонников настолько, что те кидаются на совершенно посторонних людей, не имеющих отношения к процессу: ни на судью или прокурора или следователей, а на пристава! Они бы ещё уборщицу заодно избили…

Collapse )