December 2nd, 2015

Газовый след турецкой ракеты





После атаки на Су-24 слова «газовая война» перестали быть красивым эвфемизмом. А наши «партнёры» показали, как далеко они готовы зайти в своей энергетической геополитике. Провокация против нашего самолёта была идеально спланирована, чтобы в большой конъюнктуре событий вышибить Россию из региона как последний препон, мешающий свержению Асада. По замыслу авторов этой операции, после атаки на Су-24 мы должны были уйти из Сирии.

Мышеловка

С типичным для европейской политики коварством нам продемонстрировали, что проект России «Турецкий поток» принимается Брюсселем к исполнению. Год назад Путин сказал, что если ЕС не хочет строительства «Южного потока», то пусть тогда сам строит газопроводы до Греции и от Греции к Турции.

И 18 ноября, за неделю до провокации с нашим Су-24, Еврокомиссия публикует список приоритетных европейских инфраструктурных проектов (projects of common interest, PCI). Главной новостью того дня стало, что статус PCI получили следующие проекты, нацеленные на «Турецкий поток»:

  • Eastring — газопровод из Словакии в Болгарию;

  • Tesla — газопровод из Греции в Австрию, который активно продвигает партнер «Газпрома» австрийская OMV;

  • расширение будущего газопровода Болгария-Румыния-Венгрия-Австрия.

Это был «сыр» для России в заготовленной мышеловке. Никто не верил в будущее «Турецкого потока», и вдруг он волшебным образом получает официального одобрение из самого Брюсселя! Под него выделяются фонды Евросоюза, он включается в долгосрочные планы.

Таким образом был создан коммерческий стимул для России, который надеялись использовать как рычаг манипулирования.

На самом деле никто не пошёл нам на встречу, никто не согласился с нашим предложением – нужен был лишь способ для политического шантажа, и его создали.

Когда неделю спустя по приказу Анкары сбили наш Су-24, то первым и возник вопрос: а как же теперь наш «Турецкий поток»? Если отвечать на подобный вызов так, как это полагается делать, то можно потерять газотраснпортный проект, который буквально вот только-только ожил. Или вторым вариантом было: сидите в Сирии тихо, «для галочки», никуда не высовывайтесь, ничего не делайте и молитесь, чтобы Европа или Турция не передумали снова относительно газопровода. Фактически, мы могли бы просто уйти: если бы Москва приняла навязанные условия, то наше присутствие в Сирии теряло всякий смысл.

Collapse )