November 29th, 2015

Россия – цэ Азия?





Итак, в прошлый раз мы установили, что в России нет единого мнения по поводу того, являемся ли мы Европой. Есть только мнение самой Европы, что мы ею не являемся – и аминь. В такой ситуации, как говорится, санитары не могут помешать пациенту ни миром управлять, ни быть Европой вопреки её мнению и желанию, ни даже внушать себе, что Европа нас любят. Хотя… Некоторые наши части – ресурсные, сырьевые, геополитические – наверное, всё же любит. Но да не суть.

А что же с Азией? Не буду спрашивать, считаем ли мы себя Азией – как по мне, вопрос столь же глуп, как и «являемся ли мы Европой». Столь же глуп, как заявление: «Не может быт какого-то особого русского, американского или китайского пути!» Ой… Так может же?.. Американский и китайский – уж точно. Или только русского не предусмотрено фундаментальными законами мироздания? Вселенная устроена так, что у американцев свой путь может быть, а у русских – нет?

В общем, а как к нам относится Азия? Пока ПолитРаша думает над публикацией одной моей статьи, я сделаю ещё один репост. Буду собирать мнения и комментарии :)

Один из ведущих российских востоковедов и президент Федерации шаолиньских боевых искусств Алексей Маслов в интервью The Prime Russian Magazine рассказал о психологии китайской власти, отношениях КНР к Западу и России и подробно описал мировоззрение населения Поднебесной. Ruposters публикует выдержки из беседы с российским китаистом.

Об исторической миссии

Для Китая вся история позитивна. Когда им надо было принять решение про Мао Цзэдуна, 80% его поступков были объявлены позитивными и лишь 20% — негативными. Китай свою перестройку начинал как восстановление национальной идентичности. Китай никогда не уходит ни на Запад, ни на Восток. Китай все делает во имя Китая.

(Вот бы наших «западников» ссылать в Китай. Туда, где целая страна живёт по принципу «мы – это есть мы», а всех тех, кто думает, что Китай – это часть чего-то другого, да ещё и Китай презирающего, считают психически больными как минимум)

О диаспоре

Миграция из Китая увеличивается, но ее суть совсем не в том, что китайцы хотят сбежать из Китая. Китайский рынок настолько заполнен, что там нет свободных ячеек. Все перемещаются в другие ячейки, кто в США, кто в Россию, но все эти китайцы позитивно относятся к Китаю и не прекращают с ним связи.

О национализме и патриотизме

В обществе растет идея китайского национализма. Это то, что Си Цзиньпин называет «китайская мечта». По сути, речь идет о возвращении национальной китайской идеи, о том, что надо вернуть Китай на тот уровень уважения, на котором он был до середины XIX века, когда был самостоятельной и самодостаточной страной, пока европейцы не опрокинули его устои.

Китай националистичен по своему характеру: готов предоставить свое гостеприимство, пока ты оставляешь здесь деньги. А вот когда ты пытаешься зарабатывать деньги на китайцах, территория сразу схлопывается и тебя выдавливают. Китай изучил проблему, лабораторно понял, как действует механизм, и потом создал свои параллельные структуры, например в области технологий — Lenovo, Huawei.

Китаец постоянно думает о своем кармане, но он при этом четко понимает, что если он будет заполнять только свой карман, обманывая своих же работников, то от него отвернется весь клан. И поэтому бизнес абсолютно патриотичен. В России такого нет, и привить это невозможно, поскольку Россия всегда развивалась в западном направлении, а не в китайском.

Об отношении к России

Collapse )

Дипломатические игры Азербайджана





Почему Сирия гораздо ближе к нам, чем кажется по карте? И почему мы вообще там воюем? Вот вчера премьер Давутоглу заявил в Анкаре следующее:

«Турция сделает все возможное, чтобы оккупированные территории Азербайджана были освобождены».

И кто же будет помогать Азербайджану, а главное — каким образом? Мы хорошо помним террористов, воевавших в Чечне, и зализывавших потом раны в Турции. Мы видим, как Турция сейчас наводняет регион сторонниками ИГИЛ — пускай, и не она сама их вербует, но поддерживает и обеспечивает им логистику, поддержку ресурсами, информацией и много чем ещё.

И что же именно из этого богатого «ассортимента» может Анкара предложить Азербайджану в качестве «помощи»? И во что после принятия этой «помощи» превратится Азербайджан?

Дружба с расчётом

В Баку, разумеется, тоже понимают, что Азербайджан для Турции — это не то, что Крым для России. Анкара любит поговорить о «тюркском братстве», но на деле уже играла в тёмные игры с другими такими «братьями» прежде. Власть Алиева достаточно сильна и независима, что не устраивает не только противников, но и союзников, как ни странно. Политическая логика неумолимо диктует, что покорный и зависимый от тебя лидер выгоднее, чем крепкая, самостоятельная власть, имеющая ресурсы и поддержку в обществе.

«Помощники» из Турции могут принести на землю Азербайджана «альтернативные» ценности и предложить новых лидеров —взамен существующим местным. Баку это знает, разумно опасается, но у него не так много союзников, чтобы рвать отношения с Анкарой из-за её двуличия. Пока что Алиев предпочитает купировать невыгодные для себя попытки иностранного вмешательства, и это у него получается.

Tempora mutamur

Неожиданным и довольно авантюрным на этом фоне выглядит предложение Ильхама Алиева о посредничестве Азербайджана в этом русско-турецком кризисе:

«Азербайджанская сторона готова содействовать снижению и устранению напряженности в российско-турецких отношениях»

А Новруз Мамедов, замруководителя его администрации отметил:

«Турция является нашим близким союзником. Россия тоже является близкой и дружественной для нас страной. Азербайджан объединяют исторические связи с обеими странами. Связи с обоими государствами находятся на самом высоком уровне»

С одной стороны, статус посредника формально не налагает обязательств и свидетельствует лишь о нейтральности и доброй воле к обеим сторонам. А в случае успеха сулит не только выгоды во время переговорного процесса от обоих участников, но и значительное повышение статуса после разрешения противоречий. Но это при положительном исходе.

В реальности же отнюдь не в традиции Анкары играть в честную дипломатию — от формально нейтральной принимающей стороны Турция непременно будет требовать услуг и преференций, упирая на то, что она является главным союзником Азербайджана. Мы не сомневаемся, что пример Минска сейчас многим кажется интересной возможностью, но отнюдь не все страны играют так, как Москва. Отказав в «неуставных» услугах Турции, Баку рискует нажить врага в Анкаре, а оказав их — в Москве.

Однако рациональная логика говорит о том, что Россия и Турция будут уводить конфликт в сторону от острой формы. Обеим странам надо как-то институциализировать эту войну, переведя её с поля боя на столы чиновников. Вот президент Путин сделал вчера первый шаг в этом направлении, введя санкции против Турции. Правда, чуть раньше он ввёл ещё и комплексы С-400, намекнув, что повторить совершённый «подвиг» Турция сможет теперь, как говорится, лишь два раза: в первый и последний. Подкрепив военной аргументацией своё решение, Россия демонстративно свернула в сторону экономической войны.

Дипломатические игры

Collapse )