November 10th, 2015

Миф, который сгорел





Покрытые копотью двери ФСБ действительно стали символом. Того, что давно нет никакой организации, которая «методом непрерывного террора удерживает власть над 146 000 000 человек». Ну не бывает такого, чтобы здание подобного учреждения сумасшедший «акционист» обливал бензином, пара журналистов это спокойно снимала, потом бы это безобразие меланхолично гасили из огнетушителей, а «художника» ночной патруль сплавил бы в ближайшее отделение полиции, словно мелкого воришку. Простите, где же тут террор? Где «кровавые застенки»? Что там инкриминируют человеку, покусившемуся на аппарат устрашения «превращающий свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел» – вандализм? И всё? И даже никакого «умысла на теракт», как говорил Володя Шарапов? И даже не покушение на конституционный строй? Оказывается, пострадавшее ведомство всего лишь скорбит о казённых дверях и пеняет, что городской сумасшедший их попортил. Это теперь так выглядит государственный террор? Ну что же, «акция» и правда удалась, «художника» можно поздравить. Не каждый день удаётся так наглядно и безвозвратно уничтожить миф, который старательно взращивался десятилетиями.



«Федеральная служба безопасности действует методом непрерывного террора и удерживает власть над 146 000 000 человек. Страх превращает свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел. Угроза неизбежной расправы нависает над каждым, кто находится в пределах досягаемости для устройств наружного наблюдения, прослушивания разговоров и границ паспортного контроля».

© Петр Павленский

Неизменно игнорировались слова о том, что ФСБ давно официально является не спецслужбой, а просто ещё одним правоохранительным органом. Что она не действует специальными методами. И вот теперь её поставили в один ряд с городскими мэриями, стены которых заливают краской, со зданиями налоговых инспекций и паспортных столов, которые закидывали тухлыми яйцами. Вместе с клубами чёрного дыма улетучивался старый миф про ужасное «кей-джи-би».

После законного удивления от такого события приходит момент отрезвления: да мы и правда живём в свободной стране! Давно уже! Господи, сколько же лапши нам вешали западные СМИ и местные «либеральные» активисты, и вдруг – такое. Где-нибудь в США я даже не думаю, что такого «художника» допрашивали бы с пристрастием на предмет причастности к террористическим организациям – скорее всего его прямо на месте шлёпнул бы один из снайперов, которые всегда охраняют такие учреждения с крыш соседних зданий. А у нас – задержали, отправили в отделение полиции, двери потушили, адвоката предоставили – и жизнь идёт своим чередом. Всего лишь очередной закидон очередного городского сумасшедшего, который жив-здоров, отказался давать показания, а потому пока просто гордо скучает в камере ОВД «Мещанское» в полном одиночестве. Такая вот машина тоталитарного устрашения – впору разрыдаться.

Психоз по экспоненте

Помнится, Сергей Минаев, обсуждая выходку «Pussy riot», отметил, что неизменный закон жанра подобных выходок – это что каждая новая акция непременно должна быть круче, эпатажнее и экстремальней предыдущей. Они всегда идут по нарастающей, пока не переступают некую черту. В этом, собственно, и заключается цель: добиться какой-то кары за свои «художества», стать «звёздами» и «мучениками». Павленский в этом плане уже чего только не делал – некоторые вещи и в приличном обществе не повторишь. Но карательной психиатрии у нас в стране нет, а за дурость не сажают. Пришлось бедняге аж двери ФСБ поджечь, чтобы наконец-то добиться заветных «репрессий».



Даже Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинской группы, сказала:

«Я категорически осуждаю его акцию. Если это перформанс, то это идиотский перформанс. Представляете, начался бы пожар, а внутри люди, они не смогли бы выйти, у них семьи и дети. Если бы люди сгорели, это как? Сначала все-таки его – к медикам. Нормальному человеку такой перформанс в голову не придет»

Кстати, она не далека от истины: в классической психиатрии склонность к поджигательству считается одним из проявлений скрытой психопатии наравне с попытками изнасилования и издевательством над животными. Своего рода «святая троица» симптомов, проявляющих психическую патологию.

Collapse )