October 14th, 2015

Правоизвращита






Прискорбный заголовок продиктован тем, что я, будучи сторонником правового государства, крайне негативно отношусь к попыткам «либеральной» оппозиции сеять в обществе правовой нигилизм. Правовое государство для меня — это прежде всего высшая сила закона. И любые попытки извращать его в политических целях — провластных или оппозиционных — меня возмущают.

Пропаганда вместо закона

Речь пойдёт о судебном процессе над Ильёй Горячевым, организатором и руководителем экстремистской националистической группировки БОРН, членами которой совершено множество убийств на почве национальной ненависти, а также неприятия к деятельности антифашистов. В числе их жертв были адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. Судебный процесс проходил с участием присяжных заседателей, которые вынесли на днях свой единогласный вердикт: «Виновен и снисхождения не заслуживает». На основании решении присяжных судья назначил Горячеву наказание в виде пожизненного заключения.

И тут внезапным негодованием в отношении этого вердикта разразилась Зоя Светова, журналистка и правозащитница. Она написала целую статью, в которой всеми силами старалась дискредитировать вынесенный приговор.

Единогласное решение. Это первое, что возмутило Светову. Да как же это, мол, возможно — чтобы присяжные выносили единогласное решение? И такие слова для правозащитницы почти что преступление. Потому что она сеет в обществе извращённое представление о праве вообще и суде присяжных частности. Она старается манипулировать общественным мнением, чтобы оно поддержало её предвзятую позицию. В чём заключается эта манипуляция?

Закон. Суд с участием коллегии присяжных заседателей, естественно, строго регламентирован законом. Иначе это был бы спектакль, а не суд. И закон гласит следующее:

Статья 343. Вынесение вердикта

1. Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если присяжным заседателям при обсуждении в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием.


УПК РФ

Не торопитесь возмущаться, смысл статьи гораздо глубже, чем кажется обывателю. И мне придётся разъяснить здесь то, что судья разъясняет присяжным перед началом слушаний.

Дело в том, что подсудимый либо виновен, либо нет. Если мнения расходятся, значит либо одни, либо другие ошибаются. А поскольку перед присяжными стоит очень важный вопрос: в случае ошибки они либо преступника могут отпустить на свободу, либо невиновного отправить за решётку — то закон и предписывает им стремиться к единогласному решению.

Почему? А чтобы не было соблазна: «Я вот думаю так, как думаю, и не хочу обсуждать своё мнение, обосновывать, доказывать и слушать мнения других. Давайте вообще быстро проставим галочки «За» и «Против» — и пойдём по домам».

Нет, смысл статьи именно в том, чтобы состязательная природа судебного процесса продолжалась и в совещательной комнате присяжных, куда уже нет доступа ни адвокату, ни прокурору, ни даже судье. Как же заставить людей обсуждать и доказывать своё мнение? Предписав им стремиться к единогласному решению. Тогда каждая из сторон выскажет максимум аргументов, их выслушают другие присяжные, и смогут ещё более взвешенно подойти к своему окончательному мнению, которое выскажут при голосовании.

Таким образом предписание стремиться к единогласному решению — это хорошее и мудрое указание закона. Повторюсь ещё раз, судья разъясняет присяжным это положение закона перед началом слушаний: статьи 332 и 340 УПК РФ. Это всё статьи из главы 42 «Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей».

И, казалось бы, правозащитница должна бы стремиться к тому, чтобы в обществе торжествовало уважение к закону и верное толкование права. Но вместо этого у неё продолжается то самое «закон — что дышло», в котором они все любят обвинять власть.

Вместо того, чтобы разъяснить людям, в чём смысл закона, она стремиться исказить понимание этого закона людьми ради достижения своих сиюминутных целей. Она пишет статью, и прочитавшие начинают думать, что лучше всего — это когда присяжные расходятся во мнениях и голосуют чуть ли не 50/50. Хотя на самом деле всё ровно наоборот.

Collapse )