September 13th, 2015

Ставки сделаны





Пятничное решение Центробанка о сохранении текущего значения ключевой ставки вызвала интересную реакцию: большинство экспертов отнеслись к новости почти равнодушно, потому что были заранее уверены именно в таком исходе. Зато чрезвычайно возбудились люди, мало знакомые с финансовыми проблемами.

На самом деле, новость действительно новостью не была. Почти все факторы указывали на то, что дальнейшее снижение ставки проводится не будет. И в первую очередь, это было понятно, исходя из политических причин.

Верхом наивности являются рассуждения о том, что Центробанк проводит какую-то невероятно коварную и почти шпионскую политику, пользуясь тем, что «никому не подчиняется». У нас и прокуратура никому не подчиняется, и парламент, и суды. Несомненно, все они являются агентами ФРС США и замышляют коварные козни, пользуясь тем, что «никому не подчиняются».

В реальности всё проще и банальнее: естественно, такое глобальное решение не могло быть принято без прямого одобрения президента. В лучшем случае, можно порассуждать о том, что его сумели убедить, и он неохотно согласился. Потому что, какой бы «независимой» ни была политика и деятельность ЦБ, его руководству совсем не хочется в отставку, а такой лидер, как Путин, безусловно, снимет любого чиновника высокого уровня, если тот будет заниматься самодеятельностью. Сомневаться в том, что это решение было одобрено на самом «верху», просто глупо.

В стране довольно непростая ситуация: впереди выборы, и в таких условиях очень многие нужды будут отодвинуты на второй план перед угрозами внутриполитического обострения. Удержание валютного курса и уровня инфляции всё равно остаются наиболее приоритетными задачами. Хотя, конечно, в ситуации надвигающегося мирового кризиса и санкций требуется стимулирование реального сектора экономики. Но эти меры повышают риски, а потому с ними не спешат. По большому счёту, эту новость изрядно заполитизировали, осветив её так, будто пятничное решение было принято навечно и не подлежит пересмотру. Реальность же такова, что менять ставку именно сейчас — действительно, не самая лучшая идея.

Например, осталось всего 3 месяца до истечения «офшорной амнистии», которую можно назвать скорее ультиматумом для бизнеса. Если сторонники более активного государственного регулирования решат серьёзно ущемить интересы банкиров и олигархов, то к концу года у них будет куда больше оснований для этого, а многие решения можно будет преподнести общественности как «мы их предупреждали, но они сами не захотели по-хорошему». Но сейчас, когда сроки амнистии ещё не истекли, действительно, довольно неразумно этот вопрос трогать и демонстрировать нестабильность.

К тому же ключевая ставка сама по себе как инструмент слишком глобальна, чтобы проводить политику преференциальной поддержки реального сегмента экономики. Много идёт разговоров о том, что промышленности, сельскому хозяйству и другим нефинансовым отраслям надо оказывать адресную поддержку, но почему-то эти разговоры не заканчиваются резонным выводом о том, что ключевая ставка — не тот механизм, при помощи которого можно осуществлять эту избирательную политику. То есть это не освобождает Центробанк от критики за то, что эта деятельность им не осуществляется, но и требовать, чтобы её осуществляли за счёт именно снижения ключевой ставки — неразумно. Есть множество менее глобальных механизмов, которые позволили бы оказать узконаправленное воздействие и минимизировать при этом вероятность массовых нарушений и коррупционных рисков. Думаю, что такие планы разрабатываются, но они, действительно, не связаны с решением об изменении ключевой ставки.

И есть ещё одно крайне пикантное обстоятельство в этой истории. Объясняющее, почему деятельность НОД негласно, но очень действенно поддерживает небезызвестный господин Дворкович, один из главных представителей банковской олигархии во власти.

Collapse )