August 6th, 2015

Конгресс крымских татар по-джемилевски



О чём совершенно не хотели вспоминать на II Всемирном конгрессе крымских татар в Анкаре — так это о первом Конгрессе, прошедшем в 2009 году в Симферополе. И для это были серьёзные причины: так называемое «руководство» крымскотатарского народа не выполнило ничего из того, что пообещало. Зато года не прошло после возвращения Крыма в состав России — и постановления Первого Конгресса стали воплощаться в жизнь одно за другим. Воплощаться именно российскими властями! И руководству Меджлиса сразу стало как-то неуютно: как же так? Россия за 1 год сделала для крымских татар больше, чем они за 23 года!

Преданный забвению Первый Конгресс

Вопрос языка был решён немедленно, в первые же недели: все три языка получили статус региональных, и никто годами не мурыжил нытьём про «едину Украину» и «рiдну мову». В России, как известно, каждый народ имеет право на свой язык, Россия не больна маразмом под названием «мы — унитарное государство» и не ущемляет права народов на сохранение национальной идентичности. Вопрос о языке стоял как обязательный в числе решений Первого Конгресса, но реализован был почему-то не героическим Мустафой Джемилёвым, которому на это не хватило четверти века, а решением Кремля: быстро, чётко и официально.

Вторая важная задача, которую поставил Первый Конгресс — обязательное вхождение представителей крымскотатарского народа в состав руководства Крыма. И снова Меджлис так и не сумел этого добиться, зато сейчас вице-премьер республики Крым — Руслан Бальбек, заместитель главы региона. Фактически — второй человек в исполнительной власти республики.

К тому же Россия наконец всерьёз занялась реабилитацией крымских татар — то, чего они так долго добивались и чего должно было требовать от украинских властей руководство Меджлиса, но почему-то не требовало и не добивалось.

И это уже не говоря о том, что Первый Конгресс чётко постановил проводить все последующие форумы исключительно в Крыму. В общем, очень понятно становится, почему на Втором Конгрессе так упорно не желали вспоминать Первый. Почему никто не встал и не отчитался о том, как были выполнены его постановления. Для руководства Меджлиса всё это было и остаётся лишь способом пиара — делать они ничего не собирались.

Collapse )