Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Сергей Караганов: «Россия будет сердцем большей Евразии»





Россия – великая евразийская держава; наша миссия – поддержание стабильности на континенте; Европа для нас больше не модель, отныне Россия смотрит как на Запад, так и на Восток; доверие к Западу у нас – 0%; Россия ощущает свою правоту и будет отстаивать свои интересы, безопасность и суверенитет, не допуская более никогда войны на своей территории; любой, кто на нас покусится – будет наказан. Это наиболее шокирующие из тезисов политолога Сергея Караганова, которые он озвучил журналу Spiegel в своём интервью.

Россия делает официальное заявление. Период неопределённости закончен, консультации, переговоры и неуверенность подошли к концу. Россия готова сформулировать свою позицию на сегодняшний день и свою миссию на ближайшие годы и даже десятилетия. Наши намерения и цели, наши интересы и опасения, наши возможности и наши ответы на угрозы – всё это озвучено устами одного из ведущих политологов, входящих в круг ближайших советников президента, одного из лучших экспертов-европеистов и одновременно – одного из главных идеологов разворота на Восток. Сергей Караганов, декан Высшей школы экономики и основатель Совета по внешней и оборонной политике, ответил на вопросы Кристиана Нифа, корреспондента Spiegel.

Суверенитет и оборона

Сейчас, когда Запад провоцирует нас, приближая военную инфраструктуру НАТО и США к нашим границам, не остаётся места для какой-либо неопределённости в нашей оборонной доктрине. Она должна быть не только чётко сформулирована, но и донесена до всех заинтересованных сторон: Россия готова дать ответ в случае, если будет иметь место агрессия против нас. Провокация или просто потенциально опасные, неприемлемые для России скопления техники и военных у наших границ, будут вызывать однозначный ответ. Безопасность – один из базовых интересов России, и любой, кто его нарушит, будет наказан.

Spiegel: Сергей Александрович, НАТО наращивает свое присутствие в Восточной Европе. Западные политики предупреждают, что обе стороны могут столкнуться с ситуацией, которая приведёт к войне. Являются ли такие предупреждения чрезмерной?

Караганов: Я уже говорил о предвоенной ситуации восемь лет назад.

Spiegel: Когда началась война в Грузии?

Караганов: Тогда доверие между великими державами устремилось к нулю. Россия начала перевооружаться свою армию и, с тех пор ситуация значительно ухудшилась. Мы предостерегали НАТО от приближения к нашим границам, потому что это создаст неприемлемую для нас ситуацию. Тогда Россия сумела предотвратить этот шаг, и мы надеемся, что опасность большой войны в Европе была ликвидирована в среднесрочной перспективе. После этого американские политики открыто говорили, что санкции направлены на обеспечение смены режима в России. Этого звучало более чем агрессивно.


Итак, дважды против интересов России предпринимались враждебные действия: в 2008 и в 2014 году. Оба раза Россия давала жёсткий, но адекватный и весьма дозированный ответ. А страны, которые согласились сыграть для Запада роль провокаторов, были наказаны за попытку ущемления интересов безопасности нашей страны.

Совершенно очевидно, что в Кремле принято жёсткое решение: любую угрозу гасить ещё на подходе, не позволяя ей подобраться к самым нашим границам. Россия больше не будет воевать на своей территории, и если интересы безопасности потребуют жёстких мер, которые могут вызвать гнев Запада и существенное ухудшение отношений с ним, то Россия, не колеблясь, выберет интересы безопасности, не пребывая в иллюзиях, что умиротворение Запада убережёт нас.

Более того: готовность России распространяется гораздо дальше её непосредственных границ, если угроза оценивается как неприемлемая. В таком случае будут применяться превентивные меры сдерживания и недопущения эскалации риска для нас. Операция в Сирии – лучший пример новой стратегии России борьбы за свои интересы и против внешних угроз. Не доверяя более Западу, Россия самостоятельно выстроила тактику своего поведения и реализовала в полной мере задачи, которые было необходимо решить для купирования нарастающей угрозы для нас со стороны террористических организаций Ближнего Востока, а также от последствий возможного разрушения сирийского государства по ливийскому сценарию.

Россия – великая держава

Мы намерены занять место в мировом сообществе, принадлежащее нам по праву. Слушать мантры Запада о том, какие мы неправильные, какие должны быть скромные, тихие и послушные, больше никто не будет. У России есть свои интересы, и она будет отстаивать их как на международной арене, так и внутри страны. Слова президента о необходимости «национализации элит», которые прозвучали чуть более двух лет назад, сегодня претворяются в жизнь, и страна намерена требовать считаться с её интересами не только от внешних игроков, но и от внутренних.

Spiegel: Ваш Совет по внешней и оборонной политике заявил о возрождении одной из лидирующих позиций в мире для России. Очевидно, что вы не желаете видеть власть страны подорванной. Но какие предложения есть у России для международного сообщества?

Караганов: В первую очередь мы хотим, чтобы предотвратить дальнейшую дестабилизацию в мире. И мы намерены вернуть статус великой державы. Мы не можем отказаться от этого, за последние 300 лет этот статус стал частью нашего генетического кода. Россия будет сердцем большей Евразии, региона мира и сотрудничества. Субконтинент Европы также будет принадлежать к этой Евразии.


Это значит, что Россия ставит крест на идее-фикс 90-ых «большой Европы от Владивостока до Лиссабона». В Кремле окончательно сложилось понимание, что Европа не готова к такому интеграционному проекту ни идеологически, ни культурно, ни политически. Для России по-прежнему представляет интерес реализация интеграционного проекта с Европой, но очевидно, что к этому не готова Европа.

И тогда Россия частично разворачивается на Восток и начинает использовать своё уникальное геостратегичесоке преимущество: географическое положение между Востоком и Западом, помноженное на военную мощь, исторически эффективную дипломатию во всех соседствующих регионах и свои уникальные отношения с ними. В отличие от заурядных транзитных стран, Россия может предложить своим партнёрам посредничество политическое, а не только торговое. Сейчас, когда Азия и Европа ищут возможности для связей, Россия может предложить не только свою территорию, но и уникальный опыт отношений с большинством ключевых игроков. И если единое евразийское пространство удастся спаять усилиями заинтересованных сторон: Китая, России, Европы и азиатских союзов – ШОС и АСЕАН, – то Россия, расположенная в самом сердце нового объединения стран, получит исключительные преимущества для развития торговли и своей внешней политики. Помимо этого из региона могут быть вытеснены враждебные игроки и тем самым будут закреплены интересы безопасности.

Россия больше не ровняется на Европу

Россия разочарована тем, какой путь выбрала Европа. Долгое время мы стремились к ценностям, которые считали общими: христианская мораль, традиционные идеалы, консервативное общество той Европы, какой она была во времена Черчилля, Аденауэра и Де Голля. Вместо этого мы увидели Европу, которая отреклась от своей сути – от своих христианских корней, заменив их неолиберализмом и множеством других «-измов», которые никогда не находили отклика в российском обществе. Идти по этому пути мы не намерены, и в течение как минимум ближайших десятилетий Европа не будет моделью, которая привлекательна для России.

Spiegel: В доктрине, подготовленной вашим Советом, такие термины, как национальное достоинство, мужество и честь появляются довольно часто. Являются ли эти категории политическими?

Караганов: Они являются основными российскими ценностями. В мире Путина, и в моём тоже, это немыслимо, чтобы женщины подвергались преследованиям и массовым изнасиловали в общественных местах.

Spiegel: Вы имеете в виду сексуальные нападения, которые имели место в Кельне в канун Нового года?

Караганов: Если бы люди сделали нечто подобное в России, их бы растерзали на месте. В Европе у вас есть другая политическая система, та, которая не в состоянии адаптироваться к вызовам нового мира. Канцлер Германии говорит, что наш президент живет в другом мире. Я считаю, что он живет в очень реальном мире.


Россия ощущает свою моральную правоту в сделанном выборе, что подтверждается тем, что даже сами европейцы, народные массы, желают возвращения к базовым европейским ценностям и зачастую высказывают зависть в том, что российская власть намерена сохранить историческую идентичность своей страны, не разменивая её на модные «-измы», в то время, как идеология Евросоюза во многом уже почти обанкротилась.

Такой культурно-этический выбор, который сделала Россия, вызывает уважение не только у близких к нам по духу европейских народов, но и на Ближнем Востоке и даже Азии – в странах с совершенно иными культурой, традицией и религией. Но они видят страну, которая стоит на прочном фундаменте ясных моральных устоев, уходящих корнями в её многовековую историю, и это вызывает уважение, которые всегда испытывают к тем, кто чтит свои традиции, свои культурные и исторические корни и двигается в будущее, надёжно опираясь на все сильные стороны, которые она почерпнула из своего прошлого.

Россия доверяет Западу на 0%

Многократные обманы и предательства, которые Россия претерпела в отношениях с Западом за последние 25 с лишним лет, привели Кремль к единственно возможному реальному выводу: доверять Западу нельзя ни в какой мере. Вместо того, чтобы построить с нами надёжные доверительные отношения, и США, и Европа постоянно обманывали нас ради сиюминутной выгоды, рассчитывая, что в ближайшее время уже всё равно никакой России не будет, и расплачиваться за вероломство не придётся. Отношения с нами не считались ценностью и всегда приносились в жертву мелким конъюнктурным интересам. В результате этого Москва теперь уверена твёрдо в одном: на Запад полагаться нельзя ни в коем случае, кроме ситуаций, когда есть совершенно твёрдые гарантии, которые не оставят Западу возможности нарушить слово.

Spiegel: европейцы считают нынешнюю российскую политику слишком непредсказуемой. Намерения руководства в Москве остаются неясными.

Караганов: В настоящее время мы оказываемся в ситуации, когда мы не доверяем вам ни в малейшей степени, после всех разочарований последних лет. И мы реагируем соответствующим образом. Существует такая вещь, как тактический сюрприз. Вы должны знать, что мы умнее, сильнее и решительнее вас.

Spiegel: Частичный уход России из Сирии стал неожиданностью, например. Вы намеренно оставили Запад гадать, сколько войск вы сняли, и какую часть можете обратно перебросить. Такая тактика точно не создаёт атмосферу доверия.

Караганов: Это было сделано мастерски и фантастически. Мы воспользоваться нашим превосходством в этой области. Русские не умеют торговаться, они не увлечены бизнесом. Но они являются выдающиеся воинами.


Новые отношения с Европой

Даже минимальные альтруизм и наивность в отношениях с Западом доказали свою полную непригодность. Очевидно, что надёжной основой для них могут быть только твёрдо сознаваемая нашими партнёрами независимость, которую может дать России грамотная диверсификация политических и экономических усилий между Востоком и Западом, а также необходима уверенность в том, что наши ненадёжные партнёры не изменят своему слову, как это было всю постсоветскую историю, начиная от обещания не расширять НАТО, и заканчивая крахом недавнего проекта «Южный поток». Принудить Запад держать слово может только их твёрдая уверенность, что в их отношениях с нами есть компонента конкурентности. То есть в случае, если Запад начинает играть в игры, его место быстро и с удовольствием занимает Восток.

Spiegel: Было трудно игнорировать некоторое российское злорадство по поводу проблем Европы c беженцами, с которыми она сталкивается в настоящее время. Почему так?

Караганов: Некоторые европейские элиты пустились в конфронтацию с нами. Как следствие, мы не будем помогать Европе, хотя мы могли бы сделать это, когда дело доходит до вопроса о беженцах. Совместное закрытие границ решило бы проблемы ЕС надёжно и надолго. В этом отношении сотрудничество с Россией было бы в 10 раз эффективнее, чем нынешняя политика. Вместо этого, вы пытались заключить сделку с Турцией. Это и выглядело отвратительно, и дало соответствующие же результаты.

Россия теперь стала евразийской державой. Я был одним из отцов-идеологов в стратегии восточного направлении поворота. Но теперь я считаю, что мы не должны отвернуться от Европы. Мы должны найти способы, чтобы оживить наши отношения.


Очевидно, что корни нашей культуры отчасти находятся в Европе, а помимо этого и географические, и исторические связи доказывают, что разрыв отношений с нею был бы для России большой потерей возможностей и не соответствует нашим стратегическим интересам. Для России опираться на один лишь Восток так же глупо и бесперспективно, как на один лишь Запад. Уйти от монопольной зависимости от Европы чтобы попасть в монопольную зависимость от Китая – бесполезная трата времени и ресурсов. Для России возможна только истинно евразийская политика, когда она не только опирается на партнёров по обе стороны границ, но и черпает преимущества от центрального положения между ними, которое даёт политические и экономические возможности для создания интеграционных проектов, которые позволят России реализовать её интересы в полной мере.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Собчак сходила в туалет

    «Я пришла на вашу программу как ходят по нужде в общественный туалет. Пришла чтобы пообщаться с вашей аудиторией. Я надеюсь, что они…

  • Банда «режиссёров» в Крыму

    Вообще надо сказать спасибо нашим оппозиционерам — они ввели в русский язык ещё один эвфемизм для всяких бандитов: после историй с…

  • Гугл.Опускалово

    Бандерлоги в двадцать голосов твердили Маугли, как они мудры, сильны и добры: — Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения, как ни…

  • Куй железо, не отходя от кассы!

    Сегодня читаю продолжение истории: «кающийся мальчик» из Нового Уренгоя, прославившийся «исторически грамотным» и…

  • Украинский «акцент» в российской политике

    История с «каявшимся мальчиком» всплыла очень вовремя. Нам очень нужно знать о себе всё то, что мы узнали. А то же все думают, что у…

  • Простите нас, фашисты!

    По поводу школьника, который в Берлине заявил про «невинно убиенных» фашистов. Хочу сразу сказать, что не вижу смысла в том, что…

  • Спасительная Одесса

    Насколько удачно по конъюнктуре пришлась история в Одессе для Константина Райкина, настолько же вызывает вопросы случайность всего случившегося.…

  • Как Навальный в Европу улетел

    Обобрав своих хомячков «на нужды революции», Навальный улетел тратить собранные деньги в Европу, наплевав на сборища своих…

  • По сеньке и шапка!

    Очень смешная ситуация с Дюжевым получается. Из серии «положено — ешь, не положено — не ешь». — Пропустите, я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments