Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Пытки на Украине. Международные правозащитные организации





Доклад «Пытки на Украине» наконец опубликован. Я сам написал для него одну главу, которую и опубликую. А вообще рекомендую к ознакомлению сам доклад - тут он в формате PDF. Моей темой были международные правозащитные организации.





Как можно объективно оценить деятельность правозащитных организаций в связи с ситуацией на Украине? Во-первых, надо вспомнить все законы, гарантирующие людям те права, которые, в соответствии с семантикой, и защищают правозащитные организации. Ибо мы живём в цивилизованную эпоху и права давно задекларированы во многих основополагающих юридических документах – как национальных, так и международых.

Во-вторых, следует оценить, в круг деятельности каких именно организаций входят эти вопросы, потому что иногда оказывается, что некоторые организации (скажем, ОБСЕ) радостно занимаются вооружённым конфликтом самим по себе, а предписанная уставом деятельность мониторинг, защиту и обеспечение гуманитарного права их не очень прельщает.

И в-третьих, опираясь на первые два пункта, следует сопоставить, как организации, которые обязаны или имеют возможность защищать эти права, занимаются своей деятельность, насколько эффективно они это делают или же склонны закрывать глаза.

1. Законы

Анализ работы на Украине международных правозащитных организаций следует начать с общего юридического обзора. Именно законы – национальные и международные – определяют права граждан, обязанности государства, возможности и обязанности наднациональных структур.

Высшей юридической силой на всей территории Украины обладает её Конституция (статья 8). При этом статья 28 Конституции Украины напрямую запрещает пытки:

«Никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению либо наказанию»

Одновременно с этим статья 9 Конституции Украины признаёт международное право неотъемлемой частью права национального. Таким образом, следует изучить и международные обязательства Украины и её принадлежность к юрисдикции различных организаций.

1.1 Международные конвенции и пакты

Одним из первых хронологически документов является совокупность Женевских конвенций 1949 года, регламентирующих порядок ведения внутренних и внешних войн, гарантирующих права как мирных жителей, так и солдат, попавших в плен вражеской армии. Однако, немного позднее был принят куда более всеобъемлющий и детально прописанный документ – Всеобщая декларация прав человека. Впрочем, декларативный характер этого документа вскоре был исправлен принятием юридически обязательного Пакта о гражданских свободах, который на сегодняшний день ратифицировали практически все страны мира.

Таким образом, базовым документом стал Международный пакт о гражданских и политических правах (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml) основанный на Всеобщей декларации прав человека, и полностью ратифицированный Украиной.

Между прочим, первая же статья Пакта – это статья, гарантирующая право народов на самоопределение. Правозащитники, которые ссылаются на Пакт и Декларацию, почему-то часто забывают об их первой статье, когда речь заходит о Крыме.

Статья 7 Пакта запрещает пытки:

«Статья 7. Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию»

При этом даже приостановление своих обязательств по этому Пакту, которое предусмотрено статьёй 4 (что, как известно, Украина сделала), не является основанием для каких-либо отступлений от статьи 7. То есть известное решение Верховной Рады никоим образом не избавило Украину от обязанностей по соблюдению права людей на жизнь (статья 6), на свободу мысли, совести и религии (статья 18), на справедливый суд, правовую защиту и презумпцию невиновности (статья 15), а также, естественно, остаются под запретом любые виды пыток и жестокого обращения (статья 7). Действия указанных статей ни при каких обстоятельствах не могут быть остановлены, пока государство не прекратило полностью своё участие в Пакте, чего, как мы знаем, сделано не было. Таким образом, действия Верховной Рады и президента Украины хоть и говорят об очень многом, но от юридических обязательств и ответственности никоим образом не избавляют.

1.1.1. ООН

Поскольку Украина ратифицировала сам пакт, а также Первый и Второй Факультативный протоколы к нему, то она полностью подпадает под юрисдикцию Комитета по правам человека ООН (КПЧ). Комитет является органом независимых экспертов, наблюдающих за выполнением государствами-участниками Международного пакта о гражданских и политических правах.



Все государства-участники обязаны регулярно предоставлять Комитету доклады об осуществлении соответствующих прав. Комитет изучает каждый доклад и излагает свои соображения и рекомендации государству-участнику в виде "заключительных замечаний".

В дополнение к процессу рассмотрения докладов статья 41 Пакта предусматривает возможность рассмотрения Комитетом межгосударственных жалоб. Более того, первый Факультативный протокол к Пакту наделяет Комитет полномочиями по рассмотрению индивидуальных жалоб, касающихся предполагаемых нарушений Пакта государствами-участниками Протокола.

Также Украина полностью ратифицировала Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и Факультативный протокол к ней, а следовательно обязана отчитываться также же перед Комитет против пыток ООН (КПП) и Подкомитет по предупреждению пыток (ППП).

КПП является органом 10 независимых экспертов, наблюдающих за выполнением государствами-участниками Конвенции против пыток. Ему также обязаны регулярно предоставлять доклады об осуществлении соответствующих прав.

Помимо процедуры рассмотрения докладов Конвенция учредила три других механизма, посредством которых Комитет выполняет свои функции мониторинга: при определенных обстоятельствах Комитет рассматривает индивидуальные жалобы или сообщения индивидуальных лиц, утверждающих, что их права, гарантированные Конвенцией, были нарушены, предпринимают расследования и рассматривают межгосударственные жалобы.

Факультативный протокол к Конвенции учредил Подкомитет по предупреждению пыток (ППП), который имеет оперативную функцию, которая заключается в посещении всех мест лишения свободы в государствах-участниках, а также сотрудничает с соответствующими органами и механизмами ООН, международными, региональными и национальными институтами или организациями.

Ещё две организации в составе ООН наблюдают за соблюдением прав человека в этой области согласно уставу самой ООН, членом которой Украина, естественно, тоже является. Это Совет по правам человека (СПЧ) и Управление Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ).



Итого – пять международных правозащитных организаций по линии ООН имеют право и обязанность следить за соблюдением прав человека в области запрета пыток, бесчеловечного и жестокого обращения.

1.1.2. Совет Европы

Также Украина относится к юрисдикции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) поскольку полностью ратифицировала Европейскую конвенция о защите прав человека и основных свобод, где есть статья 3 «Запрещение пыток».

Помимо этого Украиной полностью ратифицирована Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, за соблюдением которой наблюдает ЕКПП – Европейский Комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.

ЕКПП посещает места заключения для ознакомления с условиями содержания и обращения лиц, лишенных свободы. Его делегации имеют неограниченный доступ к местам лишения свободы и право передвижения внутри таких мест без ограничений. Они беседуют с лицами, лишенными свободы, наедине и свободно вступают в контакт с любым лицом, которое может предоставить информацию.

После каждого посещения ЕКПП составляет доклад, который включает в себя выводы и рекомендации ЕКПП, комментарии и запросы информации. ЕКПП также направляет стране запрос на подробный ответ на поднятые в докладе вопросы. Подобные доклады и ответы формируют часть непрерывного диалога ЕКПП со странами.

И, разумеется, ОБСЕ имеет значительные возможности и полномочия в рамках своей «третьей корзины» – защита прав и развитие демократических институтов.

1.1.3. Международный уголовный суд

Систематическое применение пыток может быть квалифицировано в зависимости от обстоятельств как преступление против человечности или военное преступление, что относит данную тему к предметной юрисдикции Международного уголовного суда (МУС), поскольку Украина подписала Римский статут МУС.

Для возбуждения дела Прокурором МУС должно произойти одно из трёх условий: либо государство-участник передает «ситуацию» Прокурору; Совет Безопасности передает «ситуацию» Прокурору; или же Прокурор сам возбуждает расследование по своей инициативе, как это предусмотрено Статутом.

Таков основной перечень официальных международных организаций, созданных не добровольцами и не на гранты и пожертвования, а государствами на основании межгосударственных соглашений и существующих на чётком финансировании стран-участниц или родительских организаций (в случае ООН). Есть менее значимые организации: Интерпол, европейские комиссии и другие объединения для выявления и расследования различных преступлений; есть различные организации и за пределами Евразии. Но их возможности и авторитет принципиально меньше, а потому их редко привлекают для работы в данной области – это не даёт результата.

2. Деятельность

Вопреки расхожему мнению, правозащитные департаменты и учреждения ООН отнюдь не бездействуют, а довольно активно отслеживают ситуацию на Украине в целом, а не только на Востоке страны. К сожалению, мандат этих организаций – это исключительно наблюдение, да и способность ООН вмешиваться в ситуацию не так велика, как хотелось бы, а потому и поступающие туда данные не находят отклика в практической деятельности – в отличие от, скажем, докладов ОБСЕ, которые через разветвлённую структуру организаций Совета Европы могут довольно многосторонне и эффективно влиять на Киев, хотя, к сожалению, отнюдь не демонстрируют такое желание.

Например, каждые 30-45 дней составляется весьма детальный доклад для Управления Верховного Комиссара ООН по Правам Человека. Историю этих отчётов можно посмотреть на сайте ООН (10 отчётов за время конфликта). Например, в последнем из них киевская Миссия ООН по правам человека (United Nations Human Rights Monitoring Mission in Ukraine – HRMMU) отмечает следующее положение дел (страница 28 отчёта):

«По-прежнему отсутствует продвижение в расследовании нарушений прав человека ВСУ и силами правопорядка Украины на территориях, подконтрольных правитлеьственным войскам. Миссия отмечает, что жертвы пррступлений со стороны военных или правоохранительных органов крайне неохотно подают жалобы, опасаясь преследований.

Показательным является пример массовых нарушений прав человека в июне этого года в аэропорту Мариуполя, когда были зафиксированные массовые случаи жестокого обращения, избиений и пыток со стороны украинских военнослужащих в отношении лиц, которых они полагали причастными к незаконным вооружённым формированиям.

В ответ на обращение HRMMU об этих фактах из Канцелярии Военной прокуратуры Южного региона был получен ответ о том, что никаких дел в связи с перечисленными фактами возбуждено не было, поскольку от жертв преступлений так и не поступили заявления.

Такое поведение стало возможным в результате реформы проведённой в Генпрокуратуре в 2014 году, после которой из её функций были изъяты полномочия по прокурорскому надзору».


На 29-ой страницы отчёта HRMMU продолжает бессильно констатировать:

«Вызывает озабоченность практически полное отсутствие прогресса в расследовании даже тех немногих дел о похищении, жестоком обращении и пытках, которые были заведены, которые были заведены за время 2014-2015 годов. В настоящее время в производстве находится 110 уголовных дел в отношении членов батальона «Айдар»

Также Комитет Против Пыток (КПП) выразил обеспокоенность тем, что «в то время как статья 127 Уголовного кодекса, касающаяся пыток и жестокого обращения, действует, но при этом юридически пытки юридически приравниваются преступлениям по статьями 364 (злоупотребление властью или служебным положением), 365 (превышение власти или служебных полномочий) и 373 (принуждение к даче показаний) Уголовного кодекса Украины, что не обеспечивает должной уголовной ответственности для всех лиц, которые причиняют пытки»

Далее в докладе перечисляются заведённые дела в отношении участников «карбатов» с перечислением статей: похищение, незаконное лишение свободы, пытки, создание преступного сообщества, жестокое обращение и пытки, сексуальное насилие, а также видеозаписи некоторых из этих преступлений. Отчёт датирован 15 августа, то есть ему уже более 2 месяцев, а ссылается на преступления, совершенные вообще весной этого года и зимой прошлого. Однако авторы констатируют, что расследование этих дел не продвигается.

Другие департаменты ООН также регулярно составляют отчёты по Украине: на сайте организации можно ознакомиться с резолюциями, постановлениями и отчётами, консолидированными Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека: например, доклад о положении перемещённых лиц на Украине, составленный спецпредставителем Совета по Правам Человека ООН. На странице 20 документа указано:

«Был получен ряд сообщений с утверждениями о задержаниях перемещённых лиц и жестоком обращении с ними со стороны вооруженных групп на контролируемых ими территориях, а также со стороны военнослужащих вооруженных сил Украины. По сообщениям молодые мужчины особенно часто подвергаются задержаниям, допросам, кражам имущества, принудительной вербовке в вооруженные группы и принудительному труду, например для рытья окопов и строительства других военных объектов. До сведения Специального докладчика доводились непроверенные сообщения о насильственных или недобровольных исчезновениях.

Кроме того, по непроверенным сообщениям добровольческие батальоны Украины, включая "Айдар", "Днепр-1", "Киев-1" и "Киев-2", несут ответственность за насильственные исчезновения, произвольные задержания и жестокое обращение с некоторыми ВПЛ, а также за "фильтрацию" с целью выявления тех, кого обвиняют в сепаратистской деятельности или в симпатиях к сепаратистам. Специальный докладчик напомнил правительству и всем вооруженным группам, что, в соответствии с международными нормами, ВПЛ (временно перемещённые лица) не должны подвергаться произвольному аресту и заключению под стражу, пыткам и жестокому обращению или какому-либо нарушению их прав».


В рекомендациях СПЧ ООН указано:

«Утверждения о нарушениях гражданских и политических прав вооруженными группами и украинскими вооруженными силами, включая добровольческие батальоны, требуют независимого расследования. Все стороны должны руководствоваться всеми правозащитными нормами при обращении с ВПЛ, в том числе обеспечивать, чтобы они не подвергались произвольному аресту и помещению под стражу, пыткам и другим видам жестокого обращения. В равной степени важно обеспечить свободу передвижения и проживания для ВПЛ, включая их потенциальное безопасное возвращение в места своего обычного проживания».

По линии Совета Европы и Евроконвенции против пыток также были предприняты некоторые действия. 29 апреля ЕКПП (Европейский Комитет по предупреждению пыток) опубликовал свой официальный доклад, в котором официально обнародовал свои данные о ситуации по соблюдению прав человека в этой области на Украине. Особенностью доклада стало то, что ответственность за эти преступления впервые была официально возложена на органы государственной власти и вооружённые силы: на СБУ и Нацгвардию Украины. Множество примеров, приведённых в отчёте, резюмируются выводом авторов, что киевские власти должные воспринять этот документ как «чёткий сигнал о неприемлемости» подобной практике и возможной ответственности за такие преступления. Напомним, что ЕКПП является одним из официальных органов Совета Европы и говорит от его имени.

К сожалению, Красный Крест напротив не отличается в этом вопросе ни наблюдательностью, ни желанием замечать. Согласно уставу миссией Международного комитета Красного Креста (МККК) является защита прав и оказание помощи лицам, пострадавших в результате военного конфликта или внутренних беспорядков. Основами своей работы они называют беспристрастность, нейтральность, объективность и признание универсальности гуманитарного права в отношении кого бы то ни было: МККК не должен делать различий между повстанцами Новороссии и украинскими силовиками, между военными и гражданскими лицами, между участниками действующей армии и военнопленными. Независимо от статуса и политических пристрастий, МККК обязывается по мере сил обеспечивать защиту базовых прав для всех людей.

Однако этого не наблюдается: при том, что время от времени Красный крест заявляет о жестоком обращении с военнопленными ВСУ со стороны повстанцев, но принципиально не желает замечать систематические пытки в отношении бойцов ЛНР-ДНР, гражданского населения этих республик, а также мирных жителей в самой Украине.

Уполномоченный по правам человека ДНР Дарья Морозова заявила:

«Во время самого большого обмена, 25 декабря 2014 года, когда обменивали наших пленных в ужасном состоянии, со следами издевательств и насилия, МККК там даже не присутствовали, хотя это в их полномочиях, — заявила она. – Тогда из плена доставили 235 человек, по сути, ни одного человека Красный Крест не освидетельствовал. У меня есть видео и письменные опросы, этих 200 человек находившихся в плену, вот, пожалуйста, берите и освидетельствуйте. Но все это остается с МККК даже не на стадии переговоров, а на стадии разговоров».

При этом свой вклад всё-таки вносит российское отделение МККК. Игорь Трунов, его глава, заявил в феврале этого года, что Россия самым скрупулёзным образом собирает и фиксирует все данные о пытках, поступающие как от мирных жителей Новороссии, так и от бывших пленных или политических заключённых, прибывших по программе обмена «всех на всех» (в соответствии с Минскими соглашениями). Врачи российского отделения Красного креста фиксируют травмы и увечья, нанесённые во время пребывания в руках СБУ или ВСУ, а также опрашивает пострадавших и тщательно собирает их свидетельства.

«Эту функцию контроля мы исполнили и собрали акты судебно-медицинских исследований, освидетельствований военнопленных, которые были в плену у украинских военных – это факты, свидетельствующие о пытках. На теле у некоторых из них выжигалась свастика, эти фотографии мы сделали. Это будет вместе с фотографиями перенаправлено в Международный уголовный суд как доказательства нарушений международного уголовного права».

Немного позже, в мае, Amnesty International с разгромным докладом обрушилась на киевские власти – тоже впервые за всю историю конфликта.

Комментируя этот доклад для французского издания Liberation, старший советник Amnesty International по кризисному реагированию Джоан Маринер отметила, что надеется, что эти данные «станут сюрпризом для Европы, так активно поддерживавшей Киев в этом конфликте», потому что в обратном случае «это было бы катастрофой». Однако идею о том, что опубликованный в докладе факты могут стать сюрпризом и для самих киевских властей, Джоан Маринер решительно отвергла сразу: «Это было бы чрезвычайно маловероятно. Солдаты ВСУ и следователи СБУ вряд ли могли бы действовать так масштабно и систематически без прямого одобрения или приказа своего высшего руководства».

3. Деятельность правозащитных организаций

Таким образом, мы с несомненностью видим, что и на уровне ООН, и на уровне Европы и европейских организаций, и на уровне крупнейших международных правозащитных организаций о ситуации с пытками на Украине знают. Знают достаточно хорошо и даже время от времени публикуют официальные доклады.

Однако во всех публичных выступлениях, в статьях и обзорах, в интервью журналистам СМИ, представители этих организаций неизменно делают упор только на нарушении прав человека со стороны повстанцев. Если же, паче чаяния, попадается дотошный журналист, интересующийся соблюдением прав человека со стороны киевских властей, то в ответ звучит либо «мы не располагаем такими данными» (хотя мы видим, что располагают), либо «незначительные единичные эпизоды имеют место» (хотя мы видим, что в отчётах пишут о действиях, скоординированных на уровне высшего руководства). Сложно судить, насколько это делается целенаправленно, но общий информационный фон от выступлений правозащитников такой, что самопровозглашённые республики нарушают права человека постоянно, а Киев напротив – почти или вовсе не нарушает.

Например, если жестокое обращение и пытки от Нацгвардии и СБУ в отношении военнопленных ещё нехотя признаётся, то наличие политзаключённых, незаконно арестованных и также подвергающихся пыткам – это уже отрицается напрочь. И это не взирая на абсолютно неоспоримый доказательства: например, политзаключённых киевские власти часто меняют вместе с военнопленными на своих силовиков. И те прибывают со следами истязаний и дикими для европейской страны историями о том, как СБУ возродили «славные традиции» НКВД (история Алексея Самойлова – ярчайшее и типичнейшее тому подтверждение).

Сам факт обмена политзаключённых на военнопленных можно считать вопиющим по своей наглости и цинизму признанием киевских властей в том, что они развернули настоящий политический террор против инакомыслящих в собственной стране (а вовсе не на «контролируемых сепаратистами территориях»), и определяют этих арестованных людей не как граждан собственной страны, пусть и обвиняемых в преступлении, а как солдат вражеской армии.

При этом местные правозащитные организации Украины категорически отрицают и наличие политзаключённых, и применение пыток – отрицают даже не смотря на то, что даже крупнейший международные правозащитники это уже давно признали и зафиксировали в докладах. Вот типичный диалог с Харьковской правозащитной группой:

Политраша:– Собираем информацию о политзаключенных, нарушениях прав человека на территории Украины, борьбу с несогласными и так далее. И мы ищем различные информационные поводы, возможно, контакты с родственниками, с семьями, с адвокатами – любая информация, любые контакты. Возможно у вас есть какая-то подобная информация

Евгений Ефимович, Харьковская правозащитная группа:
Вы имееете в виду политические преследования на Украине?

П.Р. – Да

ЕЕ – Ну строго говоря, таких практически нет. Можно было бы теоретически рассматривать всех, кто преследуется за сепаратизм, как политических заключенных, но дело в том что… ну то есть это политическая статья, просто поэтому, и просто политические мотивы преследования. На самом деле, их считать политзаключенными нельзя…. На мой взгляд. Во-первых, потому что практически все они на свободе, и никто из них не находится в заключении – они все вышли под залог или были обменены. А во-вторых, судебные дела, в частности по этой причине, они как бы кончились ничем.

П.Р. – просто зачастую люди, которые как раз провели так сказать время в украинских тюрьмах, рассказывают об очень жёстких методах допроса, пытках достаточно изощренных.

ЕЕ – Знаете, я много сталкивался с подобными утверждениями. И я могу сказать что, это неправда.

Мы наблюдаем весьма редкий случай: правозащитники не оппонируют власти, а защищают её и прикрывают своим авторитетом. Статусом правозащитника покрывают преступления и утверждают, что их просто нет.

3.1. Индивидуальная защита прав

Как же в таком случае быть пострадавшим гражданам? В ситуации, когда бездействуют те, кому по статусу положено каждый такой случай находить, брать на контроль и добиваться не только пресечения подобной практики в будущем, но и полной реабилитации уже пострадавших? Когда не желают видеть, признавать и предпринимать хоть какие-то действия?

Теоретически есть возможность подачи иска в ЕСПЧ. К сожалению, современная Украина стала таким государством, что эта возможность является действительно лишь теоретической. На практике же люди сталкиваются с тотальным противодействием государственной машины, которая наглухо саботирует возможность подачи иска в Европейский суд. Стоит отметить, что в России, сколько бы её ни обвиняли в нарушениях прав, никогда не было с этим проблем: иски уходили в огромных количествах.

Иная ситуация на Украине. Чтобы подать иск в ЕСПЧ, надо сначала пройти все инстанции национальных судов, а это практически невозможно. В канцеляриях попросту отказывают принимать исковые заявления от граждан по статьям, которые могут иметь перспективу последующей передачи в ЕСПЧ. И это делает принципиально невозможной подачу иска в Евроейский суд: чтобы туда обратиться, надо иметь на руках решения национальных судов всех трёх инстанций, а эти суды очень «изящно» решают такую потенциально опасную проблему: просто не принимают иски под любыми предлогами.

3.2. Институциональная защита прав

Отдельно стоит заметить, что и Подкомитет по предупреждению пыток ООН (ППП), и Европейский Комитет по предупреждению пыток (ЕКПП) обладают детально проработанным механизмом инспектирования мест, где содержатся задержанные, арестованный или осуждённые люди, в том числе – и военнопленные. В их мандат включено беспрепятственное посещение таких мест, право на осмотр и неограниченное общение со всеми содержащимися там лицами. Администрация в рамках этого мандата не имеет права чинить им препятствий.

И вот, выслушав истории о том, как в Харьковском СИЗО содержатся арестованные СБУ граждане Украины, что к ним систематически применяются пытки – почему-то, не смотря на это, проверочные комиссии не срываются туда для верификации полученных сведений. Хотя от людей, которым повезло оттуда вырваться, можно было узнать и фамилии тех, кто там по-прежнему остался. Этих людей можно было бы разыскать, получить от них свидетельства о том, в каких условиях они содержатся и какому обращению они подвергаются.

Почему так происходит? Потому что это коллегиальные органы и решения принимаются путём голосования. Таким же образом избираются ответственные лица на те или иные направления деятельности, которые и определяют политику организации. Решают, на чём акцентировать внимание, а что лучше «не заметить».

Состав этих комиссий и комитетов можно посмотреть и отметить национальную принадлежность его членов:

Совет по правам человека (СПЧ) ООН

состоит из 47 государств-членов

Консультативный комитет Совета по правам человека (далее Консультативный комитет), состоящий из 18 экспертов, был создан в качестве мозгового центра при Совете

1. Бахрейн
2. Марокко
3. Франция
4. Аргентина
5. Румыния
6. Египет
7. Эль-Сальвадор
8. Уганда
9. Российская Федерация
10. Япония
11. Нигерия
12. Австрия
13. Гватемала
14. Республика Корея
15. Пакистан
16. Эфиопия
17. Китай
18. Швейцария

Комитет по правам человекаООН (КПП) является органом из 18 независимых экспертов

1. Tunisia
2. Algeria
3. United States of America
4. France
5. Egypt
6. Japan
7. Montenegro
8. Uganda
9. Greece
10. Italy
11. United Kingdom
12. Costa Rica
13. Argentina
14. Mauritius
15. Germany
16. Israel
17. Georgia
18. Suriname

Комитет против пыток ООН (КПП) является органом 10 независимых экспертов

1. Morocco
2. Italy
3. Mauritius
4. United States of America
5. Senegal
6. Chile
7. Denmark
8. Nepal
9. Georgia
10. China

Можем ли мы предположить, что деятельность представителя государства будет проводиться в русле текущей политической конъюнктуры самого государства? Это отнюдь не кажется неправдоподобным. А политику стран Запада в отношении украинского конфликта мы знаем: во всём обвинять Россию, во всём поддерживать Киев, критиковать ЛНР-ДНР, поддерживать Порошенко и все решения его администрации и правительства. Стоит ли удивляться, что их представители в органах ООН проводят аналогичную политику?

Отдельно можно выделить государства типа Марокко, Сенегал, Мавритания, Уганда и так далее. Какова их позиция?

Красочным и исчерпывающим примером, наглядно дающим ответ на этот вопрос, стала история Международной комиссии по промыслу китов (International Whaling Commission – IWC) (https://iwc.int/members). Эта организация была одной из старейших в этой сфере, и единственной, чьи решения признавала ООН. Она была создана ещё в 1946 году, и за первые 20 лет своего существования вобрала в себя 11 стран, имевших действительно серьёзные интересы в этой отрасли: туда вошли исторически морские страны, активно промышлявшие рыбу и особенно – китоообразных: Австралия, Аргентина, Дания, Франция, Япония, Мексика, Норвегия, США, СССР, ЮАР и Великобритания. Список очевидный и понятный.

После формального демонтажа колониальной системы в конце 60-ых, стали образовываться новые независимые государства, которые также участвовали в этой отрасли мирового хозяйства. Так что первый «бум» увеличения состава IWC пришёлся на 80-ые годы и был логичен. Организация продолжала конструктивно работать, её численность этому не мешала.

Но в конце 90-ых IWC приняла ряд запретительных постановлений по отлову китообразных, чем крайне расстроила Японию, которая на ловле китов и дельфинов всю свою историю делала изрядный вклад в национальную экономику. Смириться с таким положением дел японцы не пожелали, но обошли его очень хитро – при поддержке США, разумеется, которая помогала «затыкать» недовольные рты.

Рецепт решения проблемы оказался весьма прост: Япония начала активно приглашать в состав IWC, но уже заведомо лояльных к позиции, которую занимал Токио. Менее чем за 10 лет – с 2002 по 2011 – численность организации, которая существовала почти 70 лет, увеличился в 2 с лишним раза! 37 стран-членов превратились в 88! Схема работала безукоризненно: новая страна присоединялась к IWC, получала хорошие инвестиции от Японии (причём, тут надо помнить, что для страны типа Доминики, с населением около 70 тысяч человек, и десяток тракторов или пара катеров – уже значительное сложение). Как только число голосующих выросло от 37 до 88, точка зрения Японии стала удивительным образом преобладать в практически всех решениях IWC. Простое и элегантное решение. Дающее общее представление о том, как будут голосовать в правозащитных органах ООН представители Мавритании или Уганды.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Борьба с пропагандой терроризма в тюрьмах

    Когда наш президент говорил «мочить террористов будем везде, где найдём», едва ли мы могли предвидеть, в каких экзотических местах…

  • Собчак сходила в туалет

    «Я пришла на вашу программу как ходят по нужде в общественный туалет. Пришла чтобы пообщаться с вашей аудиторией. Я надеюсь, что они…

  • Банда «режиссёров» в Крыму

    Вообще надо сказать спасибо нашим оппозиционерам — они ввели в русский язык ещё один эвфемизм для всяких бандитов: после историй с…

  • Гугл.Опускалово

    Бандерлоги в двадцать голосов твердили Маугли, как они мудры, сильны и добры: — Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения, как ни…

  • Куй железо, не отходя от кассы!

    Сегодня читаю продолжение истории: «кающийся мальчик» из Нового Уренгоя, прославившийся «исторически грамотным» и…

  • Украинский «акцент» в российской политике

    История с «каявшимся мальчиком» всплыла очень вовремя. Нам очень нужно знать о себе всё то, что мы узнали. А то же все думают, что у…

  • Простите нас, фашисты!

    По поводу школьника, который в Берлине заявил про «невинно убиенных» фашистов. Хочу сразу сказать, что не вижу смысла в том, что…

  • Спасительная Одесса

    Насколько удачно по конъюнктуре пришлась история в Одессе для Константина Райкина, настолько же вызывает вопросы случайность всего случившегося.…

  • Как Навальный в Европу улетел

    Обобрав своих хомячков «на нужды революции», Навальный улетел тратить собранные деньги в Европу, наплевав на сборища своих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments