Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Правоизвращита






Прискорбный заголовок продиктован тем, что я, будучи сторонником правового государства, крайне негативно отношусь к попыткам «либеральной» оппозиции сеять в обществе правовой нигилизм. Правовое государство для меня — это прежде всего высшая сила закона. И любые попытки извращать его в политических целях — провластных или оппозиционных — меня возмущают.

Пропаганда вместо закона

Речь пойдёт о судебном процессе над Ильёй Горячевым, организатором и руководителем экстремистской националистической группировки БОРН, членами которой совершено множество убийств на почве национальной ненависти, а также неприятия к деятельности антифашистов. В числе их жертв были адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. Судебный процесс проходил с участием присяжных заседателей, которые вынесли на днях свой единогласный вердикт: «Виновен и снисхождения не заслуживает». На основании решении присяжных судья назначил Горячеву наказание в виде пожизненного заключения.

И тут внезапным негодованием в отношении этого вердикта разразилась Зоя Светова, журналистка и правозащитница. Она написала целую статью, в которой всеми силами старалась дискредитировать вынесенный приговор.

Единогласное решение. Это первое, что возмутило Светову. Да как же это, мол, возможно — чтобы присяжные выносили единогласное решение? И такие слова для правозащитницы почти что преступление. Потому что она сеет в обществе извращённое представление о праве вообще и суде присяжных частности. Она старается манипулировать общественным мнением, чтобы оно поддержало её предвзятую позицию. В чём заключается эта манипуляция?

Закон. Суд с участием коллегии присяжных заседателей, естественно, строго регламентирован законом. Иначе это был бы спектакль, а не суд. И закон гласит следующее:

Статья 343. Вынесение вердикта

1. Присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Если присяжным заседателям при обсуждении в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием.


УПК РФ

Не торопитесь возмущаться, смысл статьи гораздо глубже, чем кажется обывателю. И мне придётся разъяснить здесь то, что судья разъясняет присяжным перед началом слушаний.

Дело в том, что подсудимый либо виновен, либо нет. Если мнения расходятся, значит либо одни, либо другие ошибаются. А поскольку перед присяжными стоит очень важный вопрос: в случае ошибки они либо преступника могут отпустить на свободу, либо невиновного отправить за решётку — то закон и предписывает им стремиться к единогласному решению.

Почему? А чтобы не было соблазна: «Я вот думаю так, как думаю, и не хочу обсуждать своё мнение, обосновывать, доказывать и слушать мнения других. Давайте вообще быстро проставим галочки «За» и «Против» — и пойдём по домам».

Нет, смысл статьи именно в том, чтобы состязательная природа судебного процесса продолжалась и в совещательной комнате присяжных, куда уже нет доступа ни адвокату, ни прокурору, ни даже судье. Как же заставить людей обсуждать и доказывать своё мнение? Предписав им стремиться к единогласному решению. Тогда каждая из сторон выскажет максимум аргументов, их выслушают другие присяжные, и смогут ещё более взвешенно подойти к своему окончательному мнению, которое выскажут при голосовании.

Таким образом предписание стремиться к единогласному решению — это хорошее и мудрое указание закона. Повторюсь ещё раз, судья разъясняет присяжным это положение закона перед началом слушаний: статьи 332 и 340 УПК РФ. Это всё статьи из главы 42 «Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей».

И, казалось бы, правозащитница должна бы стремиться к тому, чтобы в обществе торжествовало уважение к закону и верное толкование права. Но вместо этого у неё продолжается то самое «закон — что дышло», в котором они все любят обвинять власть.

Вместо того, чтобы разъяснить людям, в чём смысл закона, она стремиться исказить понимание этого закона людьми ради достижения своих сиюминутных целей. Она пишет статью, и прочитавшие начинают думать, что лучше всего — это когда присяжные расходятся во мнениях и голосуют чуть ли не 50/50. Хотя на самом деле всё ровно наоборот.

«Моментальный вердикт». Точнее, Светова выразилась даже не так: обсуждение присяжных, которое длилось почти 2 часа (1 час 43 минуты) она охарактеризовала как «молниеносное».

Ну ничего себе — молниеносное! Ещё бы чуть-чуть — и уже истёк бы отведённый законом 3-часовой максимум, в течение которого присяжные должны прийти к единому мнению, выслушав доводы друг друга. Даже закон считает, что уже если за 3 часа не договорились — то уже не факт, что договорятся, и по истечении 3 часов допускает вынесение решения голосованием с разделившимися мнениями.

Закон. Кстати, мы снова имеем очень мудрый подход закона: он не ограничивает максимальную длительность обсуждения, но зато ограничивает минимальную. Суть в том, что если вы хотите «отделаться» быстрее, чем за 3 часа, то извольте прийти к единому мнению. А люди обычно не очень-то склонны отказываться от своего мнения, особенно после того, как они в течение дней находились на судебном процессе, слушали доводы защиты и обвинения, смотрели на подсудимого и на пострадавших, и решали для себя, действительно ли именно подсудимый совершил то, в чём его тут обвиняют, или же преступление было, но в суд привели не того человека, которого следует отпустить.

И в совещательную комнату присяжные уже уходят со своим мнение. А вот выйти быстрее, чем за 3 часа могут только если все придут к единому решению. А это снова подстёгивает обе стороны для более напористого убеждения остальных в своей правоте.

Словом, почти 2 часа обсуждения — это отнюдь не «молниеносно». К тому же дело Горячева только сама правозащитница и его адвокаты называют «неоднозначным». А там в деле — убийства, совершённые из экстремистский побуждений, хладнокровные, спланированные, и совершённые группой настолько осознанно сплотившейся, что они даже не поленились себе название придумать, а уж идеологию — идеологию ненависти — имели совершенно чёткую.

Какие веские основания для длительных колебаний были у присяжных? Группировка давно была раскрыта. Два члена группировки уже осуждены в 2011 году за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой — к пожизненному заключению и 18 годам соответственно. Ещё один член группировки в данный момент находится под следствием по обвинению в двух убийствах — Федора Филатова и Расула Халилова.

И что такого «неоднозначного» в таком случае в деле главаря этой группировки, создавшего её, руководившего ей и организовавшего все эти преступления?

«Подозрительные хождения». Ну это уже чистая манипуляция. Видите ли Световой показалось подозрительным, что сменилась трое присяжных во время процесса. А потом — тут явно не обошлось без заговора! — один присяжный не явился на заседание, слушание перенесли на следующий день, и оказалось, что он просто ходил к врачу, но не подумал уведомить суд. Знал, что есть запасные присяжные и думал, что его просто заменят. Однако это не соответствовало процедуре, так что с ним связались, и на следующий день он снова приступил к своим обязанностям присяжного.

Начинает казаться, что у Световой даже мухи для раздувания слонов кончились, и она уже муравьёв раздувает. Всё, что угодно, лишь бы убедить людей в том, что «в действительности всё не так, как на самом деле».

Закон. Начнём с того, что закон предписывает создавать список запасных присяжных — статья 328 УПК РФ. И это естественно, потому что присяжные — живые люди. Могут заболеть они или их близкие. Могут умереть родственники, могут быть тысячи личных обстоятельств, которые закон или судья сочтёт уважительными для того, чтобы присяжного отпустить. Но для этого надо иметь запасных заседателей, чтобы можно было восстановить их число до предписанной законом численности в 12 человек.

Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей

18. Если количество неотведенных кандидатов в присяжные заседатели превышает четырнадцать, то в протокол судебного заседания по указанию председательствующего включаются четырнадцать первых по списку кандидатов. С учетом характера и сложности уголовного дела по решению председательствующего может быть избрано большее количество запасных присяжных заседателей, которые также включаются в протокол судебного заседания.

УПК РФ


Как видим, обычно отбирается 14 присяжных, двое из которых числятся в списке запасных. Но в случае сложных дел, слушание которых может затянуться, и будет риск, что более двух присяжных будут вынуждены покинуть процесс, судья имеет право проявить предусмотрительность и увеличить список запасных.

Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным

1. Если в ходе судебного разбирательства, но до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта выяснится, что кто-либо из присяжных заседателей не может продолжать участвовать в судебном заседании или отстраняется судьей от участия в судебном заседании, то он заменяется запасным присяжным заседателем в последовательности, указанной в списке при формировании коллегии присяжных заседателей по уголовному делу.

УПК РФ


Таким образом, ничего подозрительного или незаконного нет в том, что трое присяжных покинули процесс. Для справки я напомню, что процесс длился более 3 недель! Со 2 по 24 июля. Для таких длительных заседаний трое сменившихся присяжных — это более, чем нормально. Иногда бывает и до 5-6 человек доходит, когда слушания долгие и сложные.

А уж попытки раздуть скандал из похода присяжного к врачу — это даже комментировать не имеет смысла.

И снова, в чём моя претензия: правозащитница извращает самые разумные и логичные нормы закона и обстоятельства процесса, пытаясь вызвать у людей необоснованные сомнения и недоверие. А на основании чего? На основании того, что Светова намеренно искажает в своей статье нормы закона. И хотя отлично знает, что всё было сделано правильно, но исходя из соображений сиюминутной выгоды стремиться создать у людей неверное представление о работе суда присяжных. Люди начнут считать, что быть присяжным — это как в быть в заключении: ни при каких обстоятельствах тебя не отпустят. Не могут и не имеют права. Хотя на деле всё совершенно не так. Просто правозащитница извращает самые логичные нормы закона и процедуры.

«Разыскиваются присяжные». В своём фейсбуке Светова написала:

«Ищем присяжных, которые вынесли столь поразительно скоропалительный единодушный вердикт»

Это уже вообще переходит все границы. Для правозащитницы это должно быть очевидно. Потому что её вероятные намерения нарушают закон. Не говоря уже о том, что это напоминает провокацию, да ещё вперемешку с запугивание будущих потенциальных присяжных: мол, посмеешь осудить «не того парня» — и правозащитники тебя будут разыскивать и сживать потом со свету.

Закон. Уж сама-то Светова точно знает, что в законе сказано:

Статья 333. Права присяжных заседателей

2. Присяжные заседатели не вправе:

5) нарушать тайну совещания и голосования присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам.

Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей

4. Присяжные заседатели не могут разглашать суждения, имевшие место во время совещания.

УПК РФ


Намерения Световой разыскать присяжных на основании того, что ей не нравится их приговор, сами по себе выглядят угрожающе и провокационно. Это уже не говоря о том, что она, судя по всему, собирается спрашивать их о вещах, которые они не просто имеют полное право никому не раскрывать, потому что голосование присяжных тайное (впрочем, в случае единогласного решения, понятно, что это уже не имеет значения), но и потому, что они даже при желании — не имеют права отвечать на эти её вопросы.

Это с точки зрения закона. Но и с точки зрения помощи подсудимому всё это тоже не имеет смысла. Вот как комментирует эти статьи уголовно-процессуального кодекса Сергей Наносов, кандидат юридических наук, в своей публикации «Тайна совещания присяжных заседателей: проблемы законодательного регулирования и судебной практики»:

«Указанный запрет лишает юридической силы любые суждения присяжных заседателей о том, как происходило совещание, независимо от формы, в которой они изложены, если эти суждения имели место после завершения судебного разбирательства по делу»

Если надо перевести на русский, то суть сводится к тому, что любые сведения, полученные от присяжных, не будут приняты судом с целью пересмотра вынесенного приговора именно на основании того, что они были заведомо получены незаконным путём, а незаконно добытые свидетельства и доказательства недопустимы на любом судебном процессе.

Всё это совершенно очевидно с юридической точки зрения, и уж тем более очевидно правозащитнице, знакомой с правоприменительной практикой. Вышестоящие судебные инстанции России последовательно и неуклонно отвергали все требования о пересмотре приговора — и оправдательного, и обвинительного; и требования адвокатов, и требования прокуроров — основывавшиеся на данных о том, как проходило совещание присяжных заседателей. Суды всех инстанций, включая Верховный суд, отказывались принимать к рассмотрению любые свидетельства именно по причине их априорной незаконности.

И что хуже всего: Светова опять же прекрасно об этом знает, но снова извращает суть законов и судебной практики, создавая у бывших и будущих присяжных ложное ощущение, что их потом могут допрашивать о том, как они совещались, вынося решение, хотя им законом гарантирована защита и тайна этого совещания.

Также Светова пытается делать вид, что эти сведения могут изменить повлиять на пересмотр решения, хотя прекрасно знает, что это не так, потому что это не просто требования закона, но и просто предельно логично с любой точки зрения.

Словом, как я и сказал в самом начале: сплошная пропаганда вместо права и закона. Обычная пропаганда про «кровавый режим» и «злоупотребления властей».

Откуда такие удивительные правозащитники

Почему наши правозащитники так стремятся извратить саму суть права? Искажают у людей представления о том, что правильно, а что — нет, создают ложное представление о работе судов и о сути законов, стараются правовую культуру общества не поднять (чтобы люди точно знали, что законно), а уничтожить (чтобы люди ничего не знали и верили на слово таким вот ангажированным пропагандистам)? И вообще: такие ли уж они «наши», эти «правозащитники».

Статья вышла на сайте «Свободной России» https://openrussia.org . Сама Зоя Светова — эксперт фонда Сороса, весьма известного в России учреждения.

Ещё интереснее личности защитников Ильи Горячева: это скандально известные адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов. Простите за минутку субъективизма в статье, но я всегда говорил, что для Фейгина важнее не клиента освободить или добиться для него минимального наказания, а наоборот — засадить его на максимальный срок, но раздуть скандал вокруг дела, который будет выгоден самому Фейгину и… определённым кругам в России и за рубежом.

Мне давно интересно: Марк Фейгин где-нибудь у себя рисует «звездочки» за посаженных клиентов, как это делали лётчики Втором мировой за сбитые самолёты? Стиль его защиты таков, что клиенты обычно не просто бывают осуждены, а получают в итоге наказание по высшей планке! Я обычно говорю, что с таким адвокатом, как Фейгин, и прокурор уже не нужен — он сам успешно своего клиента утопит. Можно вспомнить дело «пусек», например. Или дело Развозжаева, Удальцова — его клиенты неизменно садятся, да на такие сроки, что, кажется, без такой «защиты» они получили бы меньше. И вот в случае Горячева снова подтвердилась репутация Фейгина: пожизненное заключение — больше в России просто не дают. Венец его карьеры, наивысшее достижение.

Впрочем, повторюсь, моё мнение таково, что действия Фейгина, Световой, прочих «правозащитников» направлены не на интересы их клиентов, а на интересы тех самых «определённых кругов» в России и за рубежом. Потому что в результате их «правозащитной» деятельности клиенты почему-то садятся по полной, словно их специально топили, а не защищали, но зато оппозиция и некоторые иностранные и международные организации получают поводы для очернения России и действующей власти.

А что до правового общества… Я не думаю, что это входит в сферу их интересов.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Наши разведчики» и «их шпионы»

    На днях узнал, что Татарстан гораздо ближе к Калуге, чем казалось до этого. Во всяком случае, Калужская область находится в поле зрения и…

  • Садись, пять!!!

    Ну что, друзья, нас можно поздравить? Приговор есть, 8 лет строгача. Улюкаеву, но не всем, кому бы ещё следовало. Интернет быстро сочинил…

  • Путин, Навальный и рыба

    Звездой прошедшей пресс-конференции Путин стал, конечно, мужик, который задвинул про рыбу. Кстати, он же сорвал и самые единодушные аплодисменты…

  • Штаб для кандидата

    Доказательство нарушения «демократии» нашла Ксения Собчак в том, что никто не пожелал возглавить её «штаб» в Чечне.…

  • Украинские пытки

    Управления верховного комиссара по правам человека ООН публикует очередной официальный доклад о ситуации на Украине.…

  • Буду болеть за белорусов!

    Я узнал, что у меня есть НЕЙТРАЛЬНАЯ страна! И тропинка, и лужок, в поле — белый мой флажок. Речка, небо голубое — это всё мне НЕ…

  • Митинг-распродажа Нуреева

    Балет "Нуреев" в Большом театре устроен как грандиозная распродажа - продается школьный дневник, продаются ковры, продается остров в…

  • Оправдание фашизма?

    Ужасы и трагедии Великой Отечественной — это была справедливость. «Заслуженное наказание». Так считает наш патриарх. Хрустя…

  • Суровая кара с презрением

    Пора подводить итог первого раунда страданий вокруг «атлетов из России». Думаю, что с развитием ситуации будут и новые этапы. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Bestmadezhik

October 14 2015, 08:51:18 UTC 2 years ago

  • New comment
Я спросил немцев, а кто у вас правозащитники? Они, состроив оскорблённую невиность, а у нас нет их! Хотя президент Германии "правозащитник", но занимался этим в ГДР.

То есть в Германии "правозащитник" это ярко выраженный агент иностранного влияния в тоталитарном обществе. В Германии нет правозащитников, так как граждане могут свободно защищать свои права разнообразными средствами.

Так что дело действительно в "правозащитниках": так как Запад рассматривает их исключительно на територии врагов. На своей територии он их не терпит.