Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

«Трёшечка» нравится правозащитникам больше «двушечки»





«Трёшечка», которую суд назначил Миронову на прошлой неделе, почему-то совершенно не вызвала возмущения у правозащитников и оппозиции, хотя после «двушечки», как мы помним, был буквально атомный взрыв. В чём же дело? Либералы внезапно решили, что наш суд назначил справедливое наказание? Или по-прежнему, со времён Оруэлла, «некоторые животные ровнее», и не все граждане могут рассчитывать на защиту прав?

Что в реальности было

25 сентября 2013 года Российский еврейский конгресс проводил торжественный вечер, посвящённый национальному празднику Рош-а-Шану – новому году по их летоисчислению. Одним из главных участников мероприятия был Андрей Макаревич с его новой программой «Идиш-Джаз». И тут группа активистов «Другой России» взялась распылять из зала слезоточивый газ в сторону сцены, сопровождая сие действо разбрасыванием в зале листовок с лозунгами: «Макаревич – предатель Родины!».



Когда оппозиционерка Мальдон кинула в Пореченкова муляжом пистолета, даже административного дела не завели. Когда недавно в столичном метро один из пассажиров точно так же брызнул на другого газом (причём отнюдь не с безопасного расстояния), возбудили административное дело по статье «Мелкое хулиганство» – а ситуация была почти один в один! Почему же там административная статья с наказанием максимум 15 суток, а тут – уголовная со сроком до 8 лет?

Распылять слезоточивый газ в общественном месте – это, мягко говоря, не похвальный поступок. Какими бы светлыми ни были мотивы и пожелания устроителей такой акции, её нельзя признать ни уместной, ни вообще допустимой. Я сам против войны, которую ведут власти Украины на Юго-Востоке собственной страны против собственного же народа. И мне тоже не нравится позиция Макаревича и его действия и высказывания. Но это едва ли повод, чтобы нападать на него со слезоточивым газом, и уж тем более – делать это в закрытом помещении, наполненном людьми.

Хулиганство?

Как можно квалифицировать такие действия? Почему в одном случае это было административное правонарушение «Мелкое хулиганство», а в другом оформилось в уголовную статью «Хулиганство», да ещё с реальным сроком в колонии строгого режима?

Вот статья КоАП:

Статья 20.1. Мелкое хулиганство

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.
А вот статья УК, за которую предусмотрено наказание аж до 8 лет тюрьмы.

Статья 213. Хулиганство

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.
Именно эту, 213-ую статью, и инкриминировало обвинение Олегу Миронову, причём по части второй, квалифицировав совершённое как противоправное деяние группы лиц по предварительному сговору, приняв во внимание нападение на охранника. Наказание – до 7 лет лишения свободы.

К тому же это нападение на охранника дало основание инкриминировать ещё и статью «Побои» УК РФ:

Статья 116. Побои

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего

2. Те же деяния, совершенные:

а) из хулиганских побуждений;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы
Причём опять же по второй части: из хулиганских побуждений и по мотивам политической ненависти. Наказание – до 2 лет лишения свободы.
В сумме – 7 и 2 года – получалось максимум до 9 лет.

Рецидивист

Обвинение привело данные о том, что это уже вторая судимость Олега Миронова, и, следовательно, имеет место рецидив. Согласно статье 68 УК РФ, «при опасном рецидиве срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока». Отсюда и получалось, что если максимум по двум вменённым статьям – 9 лет, то менее 3 лет назначить нельзя. Колония строгого режима – опять же следствие рецидива.

Позиция защиты

Я связался с адвокатом подсудимого Дмитрием Аграновским, чтобы узнать позицию защиты и самого Миронова. Замечу, что, в первую очередь, удивление вызывает то, что вопреки советам защитника, Миронов категорически отказывается от подачи жалобы в ЕСПЧ. Это была одна из первых интересных деталей, которую не желают распространять т.н. «либеральные» СМИ и правозащитники. А таких деталей много. Вот что ещё говорит Дмитрий Аграновский:

«О судимости Миронова следователи фактически узнали от него, потому что в их базе данных этих сведений не было. Я уж хотел ему сказать: «Олег, ну зачем же ты болтал!» – это было ещё до моего появления в этом деле. Следователи, конечно, с удовольствием поехали в петербургский суд и взяли там эти материалы. И никто это не учёл ни при составлении обвинительного заключения, ни на суде, хотя по судебной практике уже за одно это можно было давать условный срок. Но вот такой он парень: всё честно о себе рассказывает – и хорошее, и плохое»
Миронов действительно взял на себя ответственность за все совершённые действия и оспаривает только их квалификацию.

И вообще: было ли хулиганство? Почему одним за газовый баллончик в метро дают штраф, а другим – 3 года «строгача»?

Какую применять статью? Это давно регламентировано Постановлением Пленума Верховного Суда РФ: какое хулиганство следует относить к административным правонарушениям, а какое – к уголовным преступлениям:

Уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним
Был ли здесь хулиганский мотив? Честно говоря … нет. Судите сами: «желание виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним» – разве это двигало Мироновым?

Выходка в адрес Макаревича лично – это было, действительно. Можно ли считать это нападением? Едва ли: расстояние от сцены до зала слишком велико?

Является ли газовый баллончик оружием? Нет – это официально закреплено в законодательстве. Именно поэтому его можно купить везде – по закону он не является оружием.

К самим собравшимся, к их национальности, отмечаемому празднику и так далее не было никаких «претензий» у «лимоновцев». Пока не появился Макаревич, они никак себя не проявляли и потом тоже выкрикивали лозунги только в адрес самого Макаревича и его позиции, и агрессия была тоже только в его адрес лично.

Произошло ли при этом нарушение общественного порядка? Безусловно. Но это не было умыслом и целью, а побочным эффектом их акции против Макаревича, то есть, вероятнее всего, это следовало рассматривать как административное правонарушение, совершённое в результате их акции против певца. Вот как адвокат Аграновский комментирует ситуацию:

«На территориях, освобожденных от вооруженных формирований так называемых «киевских властей» непосредственно перед событиями, ставшими предметом судебного разбирательства, были обнаружены массовые захоронения, о чем сообщалось во всех основных российских средствах массовой информации. В своих показаниях в суде Миронов сообщил, что именно обнаружение массовых захоронений стало непосредственной причиной выражения им протеста. Все опросы общественного мнению показывают, что гражданская позиция Миронова близка абсолютному большинству российского общества, а действия Макаревича – меньшинству. И мы неоднократно демонстрировали множество писем со всех концов России...»
Аграновский прав: большинство российского общества не поддерживает ни нынешнюю киевскую власть, ни тем более войну, которую она ведёт, ни позицию Макаревича, которую тот выражал достаточно жёстко, многократно и не скупясь на эпитеты. Действия Миронова совершенно не имели мотива «противопоставить себя окружающим», но имели только личную направленность против певца.

Значит ли это, что Миронов не совершал никаких противоправных действий? Нет, конечно, не значит. Но ему явно инкриминировали не те преступления и мотивы, которые имели место в реальности. Просто хулиганство, с одной стороны, многим кажется достаточно очевидным, а юридически оно позволяет назначить весьма жёсткое наказание, учитывая рецидив.

Однако и тут есть свой подводный камень: с точки зрения закона назначение не менее 1/3 от максимально возможного срока, оказывается, не было неизбежным!

«По закону суд не был обязан применять правило о рецидиве. В статье 64 УК РФ есть положение, оставляющее за судом право назначить наказание ниже низшего порога, на своё усмотрение и исходя из обстоятельств. А по всем обстоятельствам дела - учитывая, что он не препятствовал следствию, признал совершение всех действий, а также тот ворох положительных характеристик от сотрудников и соседей и личных ручательств – суд вполне мог назначить более мягкое наказание»
Действительно, суду были представлены 5 личных поручительств:
  1. депутата ГД Тетекина;
  2. главного редактора газеты «Завтра» Проханова;
  3. члена Общественной Палаты Федорова;
  4. писателя Захара Прилепина;
  5. доверенного лица Президента РФ Марины Юденич.
А также, учитывая, что на иждивении Миронова находятся жена и ребёнок, что есть полдюжины справок о его положительных характеристиках по месту работы (от трудового коллектива) и по месту проживания (от соседей), суд мог назначить наказание ниже низшего порога.

Правозащита

И тут нас удивляет ещё одно: почему все эти слова не произносят наши любимые правозащитники? Где все эти бесстрашные борцы за справедливость? Которые всегда уверяли, что они «вне политики», и их интересует только законность, объективное правосудие и права граждан? Почему приходится по крупицам собирать юридическую информацию и выискивать мнения в Сети, вместо того чтобы из каждого поста в ТОПе ЖЖ кричали данные о невиновности, о смягчающих обстоятельствах, о неправосудности приговора, о необходимости применять совсем другие статьи?

Почему мы не видим всего того, что было во время следствия и процесса над PussyRiot? Чем «трёшечка» для всей этой «правозащитной» компании так разительно отличается от «двушечки»? Отчего тогда они почти три года устраивали ежедневные истерики, а сейчас их не видно и не слышно, как будто вовсе нет у нас никаких правозащитников?..

Вот как это комментирует адвокат Илья Ремесло:

«Отмалчивались и «правозащитники», и оппозиционные политики вроде Алексея Навального, не так давно заявлявшего, что он готов выйти на улицу в поддержку любого несправедливо посаженного. «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», - это было сказано явно не про наших либеральных правозащитников. Дело Миронова в очередной раз показало, что у них нет убеждений и принципов, а есть «свои» и «чужие». По истечению срока надобности, «свои» могут внезапно превратиться в «чужих» – пример Удальцова и Развозжаева красноречив и показателен».
Стоит отметить, что ставших ненужными оппозиции Удальцова и Развозжаева тоже защищал Аграновский в своё время. И он один из немногих, кто ещё помнит о них – в отличие от их «собратьев по оппозиции», которые обошлись со вчерашними соратниками по принципу «с глаз долой – из сердца вон!»

Эта «элита», которая считает себя приверженной принципам законности, верховенства прав человека, а нас всех – «ватниками» и быдлом – эта «элита» молчит, как будто и не нарушаются на их глазах права человека. Зато писатель Сергей Шаргунов, которого так активно презирают наши «либералы» за патриотизм, находит возможность поддерживать не только Миронова, но и Удальцова с Развозжаевым, о которых забыли соратники, и даже Надежду Савченко! Вот у Шаргунова почему-то не расходятся с делом слова о том, что он сочувствует всем осуждённым и не делит их на «своих» и «чужих».

«Меня умиляет несколько иное. Что как всегда наша прогрессивная тусовка делит заключенных на своих и на чужих. Вот мне перед эфиром позвонил Дима Аграновский и сказал, что в очередной раз продлили следствие по делу молодого человека по имени Олег Миронов. И я не вижу никого из прекраснодушных, прогрессивных литераторов, журналистов и артистов, с их подписями под петициями в защиту Олега Миронова. Ты, наверное, знаешь, кто этот человек? Это человек, который обвиняется в том, что он пробовал сорвать концерт Андрея Макаревича. Вот петиции «Не дадим в обиду Андрея Макаревича», может быть, и оправданные, их полно. А то, что молодой парень, отец маленького ребенка, у которого друзья погибли в Донбассе, который туда сам собирался ехать с гуманитарной помощью, — ну, не выдержал, прибежал на концерт, в таком стиле европейского левака, что-то выкрикнул? Допустим, виноват в хулиганстве.

И я не говорю, что так и надо, просто давайте откажемся от двойных стандартов. Вот сидит наш российский гражданин, его маринуют месяц за месяцем, и все молчат. Тогда возникает вопрос – что интересует? Интересует действительно гуманизм и судьбы людей, или нам нравится Савченко, потому что она с той стороны, которая против России, против русских, а значит, ее надо поддерживать?»
Это было в передаче «Особое мнение» на «Эхе Москвы», и ведущая сразу же попыталась накинуться на «неугодного» гостя:
«По поводу двойных стандартов. Ты обвиняешь людей в двойных стандартах, а на самом деле сам тоже примерно так же и поступаешь. Потому что за Миронова ты готов вступаться и письма писать, а за Савченко письмо не подпишешь».

Ну разве это не прекрасно?! Ведущая прямым текстом говорит: «Да, мы защищаем только «своих», потому что и вы защищаете только «своих», а права человека, объективность судов – это всё ерунда. Главное – это «свой» или «чужой». Но с Шаргуновым, как говорится, нашла коса на камень. Ведущая Воробьёва привыкла иметь дела со своей циничной и двуличной либеральной тусовкой, и поэтому немного забылась, начав «по себе о людях судить». Они там, на «Эхе», уже и забыли, что бывают другие люди, а Шаргунов как раз оказался сильно другим человеком, и он спокойно на это ответил:

«Вот уж кого-кого, но не меня обвинять в том, что я не заступаюсь за заключенных. Может быть это нескромно прозвучит, но на самом деле я знаю, что многим людям мне удалось помочь, и сроки скостили, а кого и отпустили. [тут Воробьёва была вынуждена признать: «Я знаю, что ты был одним из немногих, кто говорил Путину о том, что Савченко необходимо отпустить.» – прим. авт.].

И я от своих слов не отказываюсь. Я на самом деле небольшой сторонник подписывать петиции, но вообще я стараюсь постоянно заниматься людьми, которые оказываются в тюрьме или в лагере. Буквально только что говорил с женой Сереги Удальцова, и сегодня говорил с женой Лёни Развозжаева, — старюсь им помогать.

Но кроме резонансных дел есть огромное количество людей неизвестных. Я, например, в свое время, надеюсь, помог – я об этом говорил, но не люблю бахвалиться, — помог ребятам в городе Клинцы, это колония под Брянском. Потому что у моего соседа там оказался сын, а там людей избивали, пропускали через строй. Я пошел к Элле Памфиловой, удалось с третьей попытки, благодаря очередной комиссии, все-таки вывести на чистую воду тех, кто издевался, в том числе, начальника колонии. Я просто об этом не рапортую. И как говорил Пушкин, «милость к падшим призывал», поэтому часто те, за кого я заступаюсь, могут мне быть совсем не близки и не нравиться, из-за этого случаются разного рода информационные скандальные казусы, но я стараюсь призывать к милосердию».
Вот так: оказывается, есть в стране люди, которые не просто называют себя «правозащитниками», а действительно занимаются правозащитой. При этом, не выпрашивая грантов, не пиаря себя на каждом углу, а главное – не разделяя людей на «своих» и «чужих», – потому что это главное, чего не может себе позволить настоящий правозащитник. Для него верховным принципом должны быть права человека и закон, а не личные симпатии и сочувствие к политической позиции. Если, разумеется, они действительно претендуют на то, чтобы называться «правозащитниками». Потому что без такой вот беспристрастности это называется уже совсем иначе: это уже просто политическая поддержка от своей политической тусовки, а не вовсе не правозащита. «Свои» помогают «своим» – и законность или права человека абсолютно не при чём. Просто вопрос корпоративной солидарности, а отнюдь не стремления к высшей справедливости. Взять хотя бы самого Макаревича. Вот как его позицию в ходе данного дела комментирует Илья Ремесло:

«Отдельно следует остановиться и на позиции самого Макаревича и поддерживающих его либералов-правозащитников. До последнего времени, пока Миронов год находился в СИЗО, Макаревич отмалчивался о своем отношении к уголовному делу. И только будучи допрошенным на суде, заявил, что не настаивает на суровом наказании для обвиняемого. Вполне возможно, что если бы он выступил раньше, ясно выразив свое отрицательное отношение к преследованию Миронова, суда над активистом не было бы вообще. Чем в таком случае Макаревич отличается от властного аппарата, который он сам обвиняет в авторитаризме, репрессиях – и тут же активно способствует неправосудной расправе над Мироновым?»
P.S.

Не могу по этой истории не высказать и своё личное мнение. Когда я знакомился с материалами дела, у меня сложилось убеждение, что есть вероятность того, что Миронов берёт на себя чужую вину, как это принято в среде радикалов.

Опознание свидетелями и потерпевшими Миронова по фотографии, которое проводилось во время следствия, было проведено в отсутствие представителя обвиняемого, что является нарушением процедуры, но в протоколах было указано, что опрошенные обвиняемого опознали. Однако же на суде они давали совсем другие показания: говорили, что в зале было темно (что правда: шло выступление и освещена была лишь сцена), и лиц они не разглядели.

И я напомню, что акцию осуществила группа лиц, в то время как задержан был лишь один Миронов. На баллончике со слезоточивым газом были найдены отпечатки пальцев, но не его. При этом во время акции и выкрикивались лозунги, и разбрасывались листовки, и брызгали из баллончика – а Миронов взял всё это на себя, словно у него была тысяча рук. А следствие радостно всё это ему и вменило, согласно его же показаниям.

Так что есть ощутимая вероятность того, что у нас на глазах человек добровольно берёт на себя ответственность за чужие преступления, при полном равнодушии не только судебно-правоохранительной системы, но и наших любимых «правозащитников».

Та знаменитая «двушечка», по крайней мере, точно досталась «исполнительницам» бессмертного «балета». А вот по этой «трёшечке» есть вопрос: тому ли вообще человеку её дают.


Специально для PolitRussia


Recent Posts from This Journal

  • Воссоздание СССР

    Есть в этой идее одна диссонансная нота: это очень напоминает фантазии тех, кого советская власть в своё время лишила прежнего государства. Со…

  • Ха-ха??? Ха-ха!!! Хаха-ха-халева!

    Ни о ком конкретно. Просто некто Хахалева. Ха-ха? Ха-ха! Ха-ха-ха-лева!!!

  • Ты мне роди, а я перезвоню!

    Оппозиция в отпуске! Святое дело, надо гранты тратить на тёплых морях! А рядовые быдло-протестутки – они, конечно, пускай протестуют, им…

  • Фашизма на Украине нет. Теперь официально

    В Германии 30-ых годов, как известно, было довольно много евреев, которые (почему-то) думали, что сотрудничество с партией Гитлера - это то ли…

  • В – воспитание

    Полицейские задержали двоих школьников, которые устроили сожжение флага России. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело, им грозит до…

  • Союзнички

    Пресловутая резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ, осуждающая «агрессию России против Украины» и «временную оккупацию Крыма…

  • Рос-ин-туризм

    Почему у нас часто всё вот так? Ну, что ещё за курортный сбор?!. Курортный (туристический) сбор вводится, если количество туристов превышает…

  • 282 УК РФ

    Конституционный Суд в очередной раз признал соответствующей Конституции статью 282 УК РФ, которая предусматривает ответственность за разжигание…

  • Не пущають отдыхать!

    В России очень злые власти – как известно всем, а особенно тем, кто в оппозиции. Но когда разговор про отдых в Египте – тут уже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Рыцари прав и свобод всегда готовы оказать поддержку любому человеку совершившему рукопожатное преступление!