Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Майдану ты не скажешь "до свиданья"



Тогда тоже всё было именно так, не правдали?

"И ведь уже почти никого не оставалось... Они ведь уже расходились... Там же почти никого не было, одни только #онижедети!.."

А потом все за секунду обратно подтянулись.

Итак, в Ереване тоже оставили группку демонстративно мирных и показушно безопасных #онижедетей, которые должны спровоцировать власть на силовой вариант.

Кстати о птичках: власть давно на него имеет право. То, что сейчас там происходит -- явно никак не связано ни с электричеством, ни с законом. И они уже начинают заниматься явными провокациями.

Интересно, чем всё кончится? Митингующие были вроде как сознательными и вроде никакой политики не выдвигали. Вот только они допустили одну несознательность: им надо было уходя с площади, уволочь оттуда за шкирку и всю эту сволоту. Потому что эта оставшаяся сволота, я не сомневаюсь, в случае успеха даст Армении всё: и дешёвое электричество, и чай, и ванну, и какаву с кофе.

И Карабах. Это если кто забыл.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 137 comments
https://www.facebook.com/mark.grigorian/posts/841092255939774
Тут у Марка Григоряна об'ективно написано,что происходит
Но скорее всего это провокация властей, чтоб дискредитировать новую зарождающуюся политическую силу.

Коротко о ереванских протестах.
Я почти каждый день хожу на проспект Баграмяна, чтобы своими глазами увидеть, что там происходит и попытаться понять, чем это все кончится.
Протест, начавшийся как выступление молодежи, представляющей нарождающийся средний класс, выродился в малочисленное движение, в общем, не знающее, чего оно хочет.
Нет, оно, конечно, хочет всеобщего процветания и хорошей жизни для всех, но это не может быть темой для протеста.
Социальный состав протестующих изменился. Вместо блестящих, креативных и изобретательных молодых людей, сейчас на проспекте Баграмяна люди, участвующие во всех протестах, проходящих и проходивших в Ереване. Это, главным образом, люди моего поколения. Уставшие и маловыразительные. Тут и там в толпе мелькают политические деятели. Увидеть их нетрудно, потому что толпа – в самые пиковые часы – состоит из 100-150 людей.
И по количеству людей протестующие явно проигрывают находящемуся в пяти минутах ходьбы парку «Каскад», по периметру которого выстроилась пара десятков кафе и ресторанов. Толпа, медленно и с удовольствием прогуливающаяся по Каскаду, в несколько раз больше, чем участники протеста. Кафе забиты под завязку.
А на проспекте Баграмяна стоит армянин из Франции и удивленно вопрошает одного из протестующих: «Это и есть манифестасьон?»
Рядом на фоне перегораживающих проспект мусорных баков фотографируется иранское семейство – мужчина в босоножках, женщина в головном платке и несколько детей в шортиках.
А «манифестасьон» продолжается. Женщина кричит в микрофон: «Пора подвести итог пройденному пути, дать оценку достижениям и упущениям. Завтра начинается новый этап нашей борьбы».
«Новый этап» выражается в том, что один из новых лидеров протеста (то есть, тех 100-150 человек, которые по вечерам выходят к мусорным бакам) пообещал вчера, что если власти не выполнят их ультиматума до вечера понедельника, то они передвинут эти баки ближе к зданию президентской администрации. И будут все время двигать их, пока не доберутся до этого здания.
Ясно, что полиция не даст им этого сделать. И, могу представить, что ему этого хочется. Такой легкий мазохизм левого политического протеста. Зато есть надежда, что полицейское насилие вызовет новую волну протеста. И эта волна уже будет политической.
Когда я пытаюсь оценить ситуацию, то получается ряд парадоксов. Вот каких.
-- Властям выгодно, чтобы протесты продолжались. Они (протесты) так малолюдны и слабы, что в их нынешнем состоянии они безвредны и, следовательно, работают против себя.
-- Протестующим – по тем же причинам – выгодно как можно скорее протест закончить. Причем не мирно, а вызвав власти на акции по силовому подавлению, что вызовет новую волну протестов.
-- Протест, конечно, есть, но его как бы и нет, потому что у протестующих нет выраженных харизматичных лидеров и нет ясных требований. Я говорю это потому, что требование не поднимать цену на электроэнергию уже вошло в политическую повестку что, собственно, увело с проспекта лидеров молодежного движения.
И я не могу считать протестным движение, одним из главных событий которого стал приход на проспект Баграмяна группы людей с флагами Евросоюза. События у протестных движений бывают другими. Собственно, мы это видели пару недель назад.
-- Эта ситуация, вызывающая полный хаос в городе, может продолжаться месяцами.
-- Лучшим решением для всех сторон было бы договориться и открывать проспект для движения днем, закрывая в вечерние часы. Это повысило бы уровень симпатии к протестующим. Но разве они пойдут на такую договоренность?
На фото: Днем протест выглядит так: пустой проспект Баграмяна, перегороженный мусорными баками.