Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

$3 млрд преткновения



После всех вопросов о том, надо ли было России давать Украине те деньги, которые Путин начал перечислять ещё при Януковиче, потихоньку отпадают сами собой, по мере того, как наблюдающие с радостью отмечают, как эти деньги становятся камнем на шее у непокорной киевской власти. Отдават не хочется, но объявлять дефолт хочется ещё меньше. Москву не любят, а вот свои кресла - очень даже. И - о ужас! - в результате приходится очень внимательно прислушиваться к России, старательно скрипя зубками от бессильной злобы. Вот что $3 млрд. животворящих делают!

Чем ближе приближается декабрь 2015 года, тем больше вопросов возникает о том, вернет ли Украина $3 миллиарда, которые Россия занимала ей еще при Януковиче. Из Киева поступают противоречивые заявления – с одной стороны, министерство финансов Украины заверило российских коллег о том, что средства на погашение займа уже заложены в украинском бюджете, с другой – глава ведомства Наталья Яресько настойчиво приглашает российских кредиторов на переговоры по реструктуризации долга.

В текущей ситуации участие в них, вероятнее всего, будет означать, что Россия получит не всю сумму и не в декабре. Перед российской стороной стоит сложная задача – излишне жесткая позиция по долгу может заставить Украину объявить дефолт, что приведет к потере значительной доли российских средств. Оптимальной стратегией будет попытка получить серьезные политические уступки от украинского руководства в обмен на списание части долга и переноса срока платежей.


График платежей по украинским Евробондам (Business insider). В случае дефолта по $3 миллиардам долга России, автоматически сработает условие кросс-дефолта по другим выпускам.

Большинство западных экспертов в один голос отдают должное прозорливости российских юристов, оформивших займ таким образом, чтобы максимально гарантировать возвратность средств. В декабре 2013 года Россия вложила $3 миллиардов в еврооблигации Украины, размещенные на Ирландской бирже под 5% годовых. Дополнительно в меморандуме выпуска ценных бумаг было прописано условие (ковенант) о праве их держателя потребовать досрочного возврата средств в случае, если соотношение внешнего долга к ВВП Украины превышало 60%. На данный момент такой уровень – уже давно пройденный этап, и Россия может в любой момент потребовать возврата $3 миллиардов. Стоит ли так делать – совсем другой вопрос.

Другой важной особенностью займа является его двойственный характер. В сложившейся мировой практике существует четкое разделение между межгосударственным долгом и коммерческим (перед частными кредиторам). В случае расчетов межу двумя странами стороны обычно не обращаются в национальные суды – долги принято улаживать в Парижском клубе кредиторов. В тоже время, частные заемщики могут участвовать в переговорах о реструктуризации долга и требовать взыскания средств в судах. Несмотря на то, что $3 миллиарда по сути являются займом России Украине, то есть межгосударственным долгом, оформлен он был как коммерческий долг, путем покупки Еврооблигаций. Такая необычная ситуация дает России уникально сильную позицию на переговорах. Например, дефолт по ценным бумагам на $3 миллиарда, держателем которых является Российский фонд национального благосостояния, автоматически вызовет кросс-дефолт по всем остальным Еврооблигациям, поскольку все они связаны таким условием.

Пакет помощи в $17,5 миллиардов, выделенный МВФ Украине, вряд ли бы состоялся без политической благосклонности Запада (а точнее США) к новому режиму в Киеве. В фонде открыто признают, что риск невозврата средств «чрезвычайно высок». Тем не менее, руководство МВФ вовсе не горит желанием, чтобы их деньги, минуя Украину, полностью перетекли в карманы частных держателей долговых обязательств. Поэтому 14 апреля фонд потребовал от Киева до конца текущего года договориться с кредиторами о реструктуризации долга, указав на то, что в противном случае программа поддержки Украины окажется под вопросом. Россия прямо отказалось от участия в переговорах, давая понять, что ни на какие уступки по долгу она не согласна. Остальные кредиторы не хотят соглашаться на перенос платежей на более поздний срок и сокращение суммы основного долга в одностороннем порядке, и на сегодняшний день переговоры зашли в тупик.


Спрэд по украинским CDS (по сути, премия по страховке от дефолта) сейчас высока как никогда (Dbresearch).

Учитывая привилегированное положение России на переговорах, на Западе и в Киеве хватает желающих наказать несговорчивого кредитора и изыскать способ не возвращать $3 миллиарда. Одно из таких предложений – введение против России «долговых санкций», запретив взыскание средств по Еврооблигациям, выпущенным в декабре 2013 года. Поскольку их обращение регулируется английским правом, для этого достаточно, чтобы Парламент Великобритании издал соответствующий акт. Однако такой шаг стал бы серьезным ударом по мировой финансовой системе в целом и репутации страны как финансового центра, и от него, похоже, отказались. Еще один вариант – существующая в международном праве концепция «одиозного долга», которая предполагает, что страна может отказаться от обслуживания долга, которым она была обременена при власти диктатора, если деньги пошли на его личное обогащение. Проблемой для Украины здесь будет то, что эта концепция существует по большей части в качестве теории, и на практике она ранее применялась лишь однажды. Кроме того, властям страны нужно будет доказать в судах, что все $3 миллиарда осели на счетах Януковича, а сам он обладал диктаторскими полномочиями. Шансов на это немного, и поэтому вольно трактовать концепцию «одиозного долга» назло России, рискуя стабильностью мировой финансовой системы, тоже никто не решится. Остальные варианты, о которых говорят в Киеве (вроде списания долга в качестве компенсации за «агрессию России»), и вовсе выглядят совсем уже экзотично.

Провал переговоров означает, что дефолт Украины становится практически неизбежным, но такой вариант для нее вполне приемлем. На практике у кредиторов страны не существует действенных способов взыскать средства со страны-должника, поскольку ее имущество за рубежом защищено от решений судов суверенным иммунитетом. В случае дефолта Украина будет на несколько лет отрезана от рынка внешних заимствований, в результате чего сократится поступление валюты в страну, и курс гривны просядет еще сильнее, а также в дальнейшем возрастет цена привлечения средств. Как показывают исследования, цена дефолта для стран оказывается достаточно небольшой, поскольку память у инвесторов коротка.

Еще одной потенциальной проблемой для Украины являются пересмотр программы МВФ в случае дефолта. Однако, если раньше фонд старался избежать такого сценария в проблемных странах, подход к этому вопросу изменился. Сейчас его руководство рассматривает дефолт как приемлемый шаг для того, чтобы стимулировать ответственность частных кредиторов и экономить средства фонда. Тем не менее, правила МВФ запрещают работу со странами, допустившим дефолт по межгосударственным долгам, а, как заявил представитель фонда в конце марта, долг Украины России является именно таковым. В любом случае, совершенно очевидно, что Запад не допустит развития катастрофического сценария на Украине и найдет способы для оказания финансовой поддержки страны.

Переговорная позиции России настолько сильна, что вполне вероятен сценарий, при котором Украине будет проще дождаться декабря, скрепя зубами, выплатить $3 миллиарда России, и уже потом пытаться реструктуризировать долг с остальными заемщиками. Если же руководство страны объявит дефолт, на руках у России все равно останется козырь, от которого будет зависеть сотрудничество Украины с МВФ. Его можно будет использовать в качестве рычага для достижения существенных политических уступок от киевского руководства. По материалам ruposters.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments