Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Ювенальные шлепки





История для затравки. Маленький случай из закромов памяти – недавний, всего лишь месячной давности.

В городе Петербурге жительница пожаловалась на плохую работу районной администрации. Волокита, очередь на приём на 3 месяца вперёд и т.д. Обычная история, в общем.

Детей чуть было не отобрали в итоге – потревоженная жалобой районная администрация решила «проявить заботу» о детях жалобщицы. Чтобы другим, значит, урок был – что бывает с теми, кто много вякает.

Вкратце историю можно услышать тут (https://youtu.be/nbAH7qUtRus?t=5m39s) – 2 минуты всего. Хотя там не жалко и все 8 потратить, которые длится ролик.



А теперь к «закону о шлепках».

Начнём с аксиомы: полиция не любит возбуждать дела, по которым трудно собрать убедительные для суда доказательства. Кто сталкивался – тот знает. В сущности, одна из многочисленных проблем насилия в семье – это трудность получения доказательств. Поэтому полиция порою игнорирует даже тревожные сигналы – не любят там дела о домашнем насилии. Муторные они и сложные с процессуальной точки зрения.

Хотя были приняты некоторые меры. Например, врачи в больницах обязаны информировать полицию, когда сталкиваются с телесными повреждениями, заставляющими предполагать семейное насилие. Об этом сигнализируют правоохранителям.

И тут – «закон о шлепках». Что в нём самое плохое, на мой взгляд, и о чём почти никто не говорит.

Раньше такие дела относились к категории частного обвинения, т.е. инициировались потерпевшим или его законным представителем и могли быть прекращены деятельным раскаянием или примирением сторон («написать заявление» / «забрать заявление»).

А «закон о шлепках» перевёл их в категорию частно-публичных, т.е. тех, которые могут возбуждаться БЕЗ ЗАЯВЛЕНИЯ пострадавшего, и уже НЕ МОГУТ быть прекращены по желанию потерпевшего.

Проще говоря, теперь никого не волнует, пострадал ты или нет – это решают за тебя, и хоть как ни уверяй потом, что это не так – кому вообще интересно твоё мнение?

А дальше надо просто понимать как работает наша система.

Раньше поступал сигнал, но нужно было заявление от пострадавшего и много чего ещё. И всегда доказать вину было очень трудно. Поэтому и не любили возбуждать такие дела.

Так вот – проще они не стали!!! Как были трудными – так и остаются. Но только выбора у полиции больше нет: если сигнал поступил – дело возбудить они должны. Иначе любая проверка выяснит халатность – и проблемы обеспечены.

А дела проще не стали. Но возбуждать их теперь приходится. Что делают в таком случае?

Всем понятно, что никому не нужна плохая статистика. Если дело заведено – оно должно быть раскрыто. Старая-добрая «палочная система». Но раньше хотя бы можно было не заводить дело, если не уверен, что раскроешь. Теперь выхода нет.

Если дело завели – найти виноватого надо. А то будут проблемы по службе. У нас в стране вообще граждане боятся, как бы на тебя в полиции дело не завели. А то потом уже не выберешься – дело «само себя шьёт». Как там говорил господин Мерзляев?

«Я-то всё понимаю. Да поделать ничего не могу. Теперь уж не я дело веду – теперь БУМАГА его ведёт»

А тут и выбора нет – дело о побоях надо заводить непременно. Даже если и побоев не было. Вот пришёл к тебе посторонний «свидетель» побоев – деваться некуда, открывай дело.

А раз открыл – сажай кого-нибудь. Может, и не было побоев – может кто-то счёты сводит и кляузничает. Может, мальчишка с велика упал, а в больнице просто перестраховались – «мы сообщили, своё дело сделали». Но это уже не имеет значения – дело завести обязан, а раз завёл – то и сажать кого-нибудь надо.

Потом из полиции дело уходит в прокуратуру. «Раскрываемость» меняется на «процент выигранных дел». Одна палочная система сменяет другую.

Если следствие прислало «клиента» прокуратуре, то прокуратуре ничего не остаётся, как его обвинять.

Ну и в суде – как же прокуратуру не уважить? – обвинительный приговор. Вот такая рутинная и всем понятная история.

Система «пакует» человека. Так она устроена.

У этой системы есть свои балансиры – много дел отсекается на стадии возбуждения.

Так уж сложилось, что у нас «оправдательный приговор» выносит не суд, а полиция, когда отказывается возбуждать дело.

Это она оценивает виновность и возможность её доказать при доследственной проверке. И зачастую не возбуждает дело.

Но тут у полиции нет вариантов – не возбудить дело нельзя. А когда дело начато – дальше уже всё вплоть до приговора почти предопределено.

Кого вообще волнует, были побои или нет? Ребёнок скажет, что его не били? «Его запугали». Мать скажет, что никого не били? «Мужа выгораживает». Дело есть – его надо шить. Ребёнок – несовершеннолетний, жена – заинтересована в деле. А вот врач, перестраховавшийся с ушибом или синяком – это «независимый свидетель». Или сосед-кляузник. Такие вот дела…

Была бы доследственная проверка – там можно было бы это всё отсекать. Но статус частно-публичных обвинений таков, что начальство в полиции просто «не поймёт», если сотрудник не возбудит дело. Будь это история с заявлением гражданина – всё было бы иначе.

И я не хвалю нашу систему, которая не принимает заявления граждан. И я не говорю, что домашнего насилия нет, и с ним не надо бороться.

Я просто констатирую, как всё устроено. А устроено оно так, что при этом идиотском «законе о шлепках» человек, на которого «стукнули» в полицию с большой долей вероятности сядет. Совершенно независимо не только от его ВИНОВНОСТИ в побоях, но даже независимо от того, БЫЛИ ЛИ ВООБЩЕ эти побои.

При частно-публичном статусе дела эти «пустяки» уже мало кого волнуют…

Вот такой маленький «процессуальный нюанс», который и не заметил почти никто, всю историю ставит с ног на голову.

Ювеналка превращается в орудие террора против населения. Можете вспомнить историю из Питера, которую я приводил в самом начале. Или историю из Татарстана, которую я приводил на днях. И, кстати, если даже в Питере так лютуют мелкие чинуши, то что же творится в регионах, где «до неба высоко, до царя далеко»? Где местные царьки и так всегда всё могли, а теперь ещё и детей отобрать – плёвое дело, новый метод «убеждения».

А вот домашнего насилия меньше не станет. Кстати. Этого даже не ждите.


Recent Posts from This Journal

  • 282 УК РФ

    Конституционный Суд в очередной раз признал соответствующей Конституции статью 282 УК РФ, которая предусматривает ответственность за разжигание…

  • Не пущають отдыхать!

    В России очень злые власти – как известно всем, а особенно тем, кто в оппозиции. Но когда разговор про отдых в Египте – тут уже…

  • Онижедети!!!

    «Полицейские попытались задержать женщину с детьми, приняв их за попрошаек» – заголовок, вызывающий искреннее возмущение и…

  • По поводу «лесных братьев»

    Про фильм НАТО уже все знают, коротко процитирую нескольких публицистов и аналитиков. Андрей Медведев, политический обозреватель: «Кто…

  • Есть высший суд, наперсники разврата

    А судьи кто? Суд – это вообще сегодня тема дня. «Золотая свадьба» краснодарской судьи дошла даже до Кремля – Песков…

  • Настоящая борьба с коррупцией

    Истрия эта, хотя и не стала широко известной, может считаться апофеозом борьбы с коррупцией в России на данный момент. А что про неё мало…

  • Telegram сразу прогнулся, как только заблокировали

    Вылизал сразу ВЕЗДЕ!!! Пообещал сразу всё! Удалил всех, кого просили удалить долгие месяцы! Волшебный пендель -- великая сила! "В…

  • Как украсть… реку

    Зачем чиновники украли целую… реку? И как им это удалось? История, которая звучит фантастически, на деле – очередной пример…

  • Оппозиционер Боровой вымогает деньги с френдов

    Кажется, что "фейкньюс", но увы — "другой оппозиции у меня для вас нет". Делает он это "по совету друзей"…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments