Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Меркель, предающая свою партию





Жириновский уже много лет повторяет: «ЛДПР – это только аббревиатура». В том смысле, что не надо обвинять его партию в том, что она либеральная. По его словам политика партии давно изменилась, просто решили не менять название – бренд уж очень раскрученный, не хотят его трогать. Как ни удивительно, но старейшие европейские партии сегодня ничем не отличаются от ЛДПР.

Меркель возглавляет крупнейшую германскую партию ХДС – Христианско-демократический союз. Первым эту партию возглавлял, напомню, Аденауэр в 1950-1966 годах. Именно тогда, после войны, формировались классические европейские ценности, про которые говорили ещё без кавычек: права человека, свобода слова, свободная политическая система, свобода вероисповедания, свободные СМИ и так далее по всему списку. Один из ведущих европеистов России, известный политолог, доктор политических наук Сергей Караганов давно сказал:

«Долгое время мы стремились к ценностям, которые считали общими: христианская мораль, традиционные идеалы, консервативное общество той Европы, какой она была во времена Черчилля, Аденауэра и Де Голля. Вместо этого мы увидели Европу, которая отреклась от своей сути – от своих христианских корней, заменив их неолиберализмом и множеством других «измов», которые никогда не находили отклика в российском обществе. Идти по этому пути мы не намерены, и в течение как минимум ближайших десятилетий Европа не будет моделью, которая привлекательна для России».

Непонятно только, а кто же предал эти ценности в Европе, если в той же Германии крупнейшими партиями остались ровно те же, что и были? В том числе – и ХДС того самого Аденауэра, которого упоминал Караганов?

«Христианская» – это вообще первое слово в названии партии ХДС. И по идее оно должно говорить сразу обо всём, что надо знать о программе, политической платформе и главных ценностях партии, раз уж она в первую очередь именно христианская, и только потом – всё остальное. Официальными взглядами партии всегда были христианская демократия и либеральный консерватизм, но либеральный только в смысле экономики, потому что партия не особенно уважала социалистические модели.

Если уж говорить напрямую, то партия активно противопоставляла себя именно социализму, потому что былая ярым противником и сознательным идейным антиподом КПСС. Поэтому ХДС и поднимала на щит всё то, что запрещал Советский Союз: это религия в первую очередь (в противовес государственному атеизму СССР), политические и гражданские свободы, и, конечно, рыночная экономика без вмешательства государства – вот такой это был либерализм. Поэтому тот же Караганов говорил:

«Дехристианизация Европы, которую мы все сегодня наблюдаем, показывает, что Европа практически отрицает саму себя. Конечно, секуляризация в Европе началась давно, но официально это произошло, наверное, лет 12-14 назад, когда Европейский союз, пытаясь выработать свою Конституцию, отказался от упоминания христианских корней.

Должен признаться, этот факт шокировал меня. Я как человек русский и стремившийся, чтобы Россия вернулась к своим европейским корням (все-таки корни нашей цивилизации в Европе и в христианстве), считал, что это само собой разумеющееся. И до того времени даже не очень обращал внимание на такую тенденцию, но когда начались дебаты… Для меня это означало, что Европа отрицает свою суть».


Меркель, возглавляющая ХДС с 2005 года, с учётом традиционных политических и общественных ценностей партии, сегодня должна была быть больше всего похожа… на Путина, честно говоря. Потому что те ценности, которые он называет в числе первых, и были всегда характерны для ХДС, и даже более того – служили её главными отличительными чертами от остальных партий.

Меркель вместо этого на каждом углу трубит о «либеральных ценностях», пишет об этом совместную статью с Обамой, работает одним из главных пророков и апологетов глобализма, но «либеральные ценности» глобализма – это абсолютно не то, что является ценностями ХДС. Потому что ключевые установки партии, которые были у неё всегда – это абсолютно традиционные, консервативные ценности. Собственно, консерватизм – это одна из идеологических платформ ХДС. А вовсе не совокупность ультрасовременных «ценностей» неолиберализма.

Самый яркий пример – это миграционная политика Меркель. То, что она делает, но хуже всего – по каким ПРИЧИНАМ она это делает, под какими лозунгами – это абсолютный рафинированный либерализм глобалистского разлива, и ни одного раза не традиционный консерватизм ХДС. То есть Меркель превратила уже партию в полного политического антипода того, чем ХДС была многие десятилетия. Тот же немецкий журналист Александр Рар признаёт уже совершенно открыто:

«Всё поменялось в Германии в последние 10 лет. Совершенно всё поменялось. Все карты перемешаны. У нас больше нет традиционной европейской консервативной идеологии. Партии больше ничем не отличаются друг от друга и все они говорят одно и то же. Консервативную партию уже не отличить от социал-демократической, левая идея почти абсолютно мертва, её невозможно увидеть на политическом поле современной Германии. От ХДС остался только пустой фантик, никакого содержания, тем более – оригинального содержания, изначального – там давно нет.

Но одна идея есть – это либеральные ценности. Это стало буквально религией, потому на обычную политику это уже не похоже. Меркель открыто отказывается от консервативного крыла собственной же партии, которое желает следовать традиционным установкам ХДС.

Меркель – это абсолютный идеолог. Она всегда прямо говорит, что хочет ставить ценности впереди всего – экономической целесообразности, политической, национальных интересов, чего угодно. Для неё ценности – это абсолютный приоритет, ради которого в жертву может быть принесено всё остальное. И ценности эти – не идеи ХДС, а установки глобалистского неолиберализма.

Когда она в первый раз поехала в Китай, то пригласила Далай-ламу в ведомство канцлера. Бизнес был просто в ужасе: как мы после этого вообще будем работать с китайцами? Но Меркель отвечает: а я – за принципы! То же самое в Москве было. Путин с ней обсуждал межгосударственные проекты, а она – про «Pussy riot». Мол, девочки такие либералы, такие хорошие, их нельзя трогать. Путин отвечает: у нас столько вопросов нерешённых: и межгосударственных, и европейского масштаба – неужели мы будем обсуждать Pussy riot? А Меркель: нет, это важнее!

Это последовательная политика Меркель всего последнего десятилетия: неолиберальные ценности, возведённый в абсолют культ меньшинства, полный отказ от традиционных ценностей, полное желание забить в информационном пространстве всех консерваторов, трациционалистов, сторонников национальных интересов – вот всё это запретить, чтобы всё это даже не звучало, и полностью перевести всю страну на поклонение исключительно неолиберальным ценностям».



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments