Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Совесть беспилотника

soldier_depression

Операторы беспилотников психологически «ломаются» на своей работе. С начала этого года Пентагон уже буквально бьёт тревогу, поскольку срывается самая перспективная его программа, мечта всех американских военных: бомбить вообще без риска для жизни. Аналитики военного ведомства никак не ожидали, что превратив войну в безопасную и методичную бойню, они не найдут желающих этим заниматься. Штат специалистов для патрулирования и ведения дистанционных воздушных ударов не удаётся укомплектовать, поскольку подготовленные операторы дронов увольняются быстрее, чем успевают обучить им замену.

В 2014 году 180 человек было подготовлено по программе управления аппаратами «MQ-1/9 [Predator and Reaper]» на базе «Холломэн» ВВС США. Однако за этот же период 240 операторов БПЛА уволились из рядов американской армии. В январе этого года издание «The Daily Beast» опубликовало внутренний меморандум для главы управления личного состава генерала Марка Уэлша, в котором ситуация характеризуется, как «вызывающая крайнюю озабоченность». Для нормального функционирования программы необходимо 1700 операторов, в то время как их число ни разу не достигало и 1000.

ВВС США уже вынуждены использовать пилотов пассажирской авиации и грузовых линий ради того, чтобы удовлетворить неуемный аппетит Пентагона к постоянному наблюдению за всей планетой в режиме реального времени.

11C6902412-holloman.blocks_desktop_large

На первый взгляд работа у этих людей «непыльная», и почти не отличается от офисных будней. Большую часть дня они проводят у мониторов, со стороны напоминая любителей видеоигр. «Летают» обычно над Афганистаном и Ираком, их задачей является сбор разведданных с воздуха и поддержка американских солдат «на земле». Лучшие из операторов уполномочены участвовать в «карательных операциях» ЦРУ в Пакистане, Сомали и Йемене, где они должны поражать «цели повышенной важности» с воздуха. В последние месяцы добавились задания в Ираке и Сирии, связанные с операциями против ИГИЛ. В конце дня операторы расходятся по домам, возвращаясь к своим семьям.

Тем загадочнее, не правда ли, что Пентагон скрывает количество психических расстройств у уволившихся сотрудников, число обращений к специалистам за специальными препаратами, и старается не допускать публикаций в прессе с рассказами об этой «синекуре».

При этом даже Министерство обороны официально признаёт, что операторы подвергаются травле со стороны других служащих ВВС, которые считают их «фальшивыми пилотами» и «второсортными вояками».



Сами пилоты рассказывают об угнетающей рутине их работы. Месяцами, изо дня в день нарезать круги над отведённым тебе для мониторинга участком местности, часами смотреть на картины разрухи в городах и деревнях, знать уже почти в лицо всех жителей, наблюдать их катастрофические бытовые условия, чем они питаются, от чего умирают, когда ходят в туалет. Практически, операторы погружаются в эту жизнь гораздо больше, чем «боевые» пилоты, которые вылетают раз в неделю скинуть дюжину-другую бомб, и быстро вернуться к недопитой «Кока-Коле»

А если задачей ставиться не вести разведку, а наносить удары, то стресс усиливается многократно.

«Было ужасно осознавать, насколько легко мне это делать. Находясь в уюте и безопасности на другой половине планеты, я чувствовал себя трусом. Меня буквально преследовал этот легион мертвецов, которых я уничтожил, а они меня даже не видели и не знали. Я был абсолютно раздавлен, хотелось пустить себе пулю в голову»
О редких «случайных жертвах», а также реальных потерях своей армии это «всевидящее око» также знает не из рассказов. Журналистка «The Guardian», беседовавшая с бывшим оператором беспилотника, пишет:

Всякий раз, когда я читаю комментарии политиков, защищающих программы использования беспилотников, я хочу их спросить: «Сколько женщин и детей на ваших глазах сгорели заживо в результате удара ракетой «Hellfire»? Или: «Сколько людей вы видели ползающими по полю с оторванными ногами и умирающими на обочине афганской дороги, потому что ваши «такие эффективные» беспилотники не смогли обнаружить СВУ [самодельное взрывное устройство], которое ожидало их конвой?». Я хочу задать им вопросы, потому что слышала всё от людей, которые воочию наблюдали за этими ужасами из камер парящих в небе дронов.
1Reaper

Памятна и история, когда «Los Angeles Times» опубликовала стенограмму переговоров с оператором дрона, когда ему настойчиво приказывали нанести ракетный удар по движущемуся транспорту: якобы там по данным разведки находился высокопоставленный командир «Талибана», а оператор отвечал, что он не наблюдает ни малейших признаков оружия или солдат. Однако, получив матерную команду от командования, он всё же выпустил ракету, а потом, кружась над местом взрыва, демонстрировал разочарованному начальству окровавленных женщин и детей и никаких следов оружия.

Начиная с гражданской войны в США, пишет публицист Пратапп Чаттерьи, каждые военные действия «нового типа» порождают психические расстройства и патологии, в том числе известный всем посттравматический синдром. И судя по всему, «беспилотные войны» уже породили новые заболевания. Трудно сказать, какими будут последствия, однако на теле того конфликта — лощеного, техноллогичного, лишенного всякой случайности, которым так гордятся в Белом доме и в Лэнгли — уже видны следы болезни. Если пилоты сами бегут прочь от «настольных убийств», насколько долговечным будет такой механизм войны?

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments