Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Даже самые лучшие презервативы выбрасывают после использования





МОК не допустил к Олимпиаде информатора WADA Юлию Степанову, которую IAAF и WADA в качестве поощрения за доносы решили допустить.

Российская легкоатлетка Юлия Степанова, которая стала информатором Всемирного антидопингового агентства по допинговому скандалу вокруг России, не примет участие в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Это следует из заявления Международного олипийского комитета, вынесшего сегодня решение об общем допуске российской команды к играм.

Напомним, ранее Степанова, допущенная ИААФ к международным соревнованиям на правах спортсмена "без гражданства", с треском провалила квалификацию 800-метровки на чемпионате Европы в Амстердаме. Степанова без стыда вышла на дорожку под флагом Европейской федерации лёгкой атлетики (ЕФЛА), так как Всероссийская федерация лёгкой атлетики была дисквалифицирована.

ИААФ поощрила Степанову за помощь в допинговых разоблачениях российского спорта, которые и привели к санкциям в отношении ВФЛА. Первый же забег под флагом ЕФЛА завершился для Степановой досрочно. Безнадёжно отстав от шести соперниц по квалификации к финишу первого круга, в середине второго россиянка, тяжело дыша, покинула дорожку.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments

Bestalbert_lex

July 24 2016, 16:23:16 UTC 1 year ago Edited:  July 24 2016, 16:23:47 UTC

  • New comment
Кромвель наклонил голову.
- А как вели себя французы?
- Как герои, - сказал Мордаунт.
- Да, да, - пробормотал Кромвель, - французы хорошо дерутся
Снова наступило молчание.
- А шотландцы? - спросил Кромвель.
- Они сдержали слово, - сказал Мордаунт, - и не тронулись с места.
- Презренные! - пробормотал Кромвель.
- Их офицеры желают вас видеть, генерал.
- Мне некогда. Им заплатили?
- Сегодня ночью.
- Так пусть они убираются, возвращаются в свои горы и там скроют свой позор, если только горы достаточно для этого высоки. Между мной и ими все кончено.