Альберт Лекс (albert_lex) wrote,
Альберт Лекс
albert_lex

Евросоюз идёт ва-банк в вопросе с беженцами



2b055c94fdae9dadd3cd133f482bb9c3.jpg

Затянувшееся противостояние Германии и Турции выходит на пик своей остроты: сегодня, 2 июня Бундестаг намерен рассмотреть резолюцию о признании геноцида армян Турецкой империей. В этом резком шаге сошлись многомесячные переговоры, нарушения обязательств Турцией, отставка правительства в Анкаре, спираль взаимных обвинение и оскорблений, раскрученная в Европе, и ярость Эрдогана, которого презирают, но с которым вынуждены работать, оттого и остаётся европейцам только изощряться в злословии. На самом деле корни конфликта находятся в кризисе, в коем нынче пребывает Евросоюз, и который катализируется проблемами с беженцами и с Турцией. Чтобы разобраться в перипетиях текущей европейской политики и её нюансах, «Политическа Россия» взяла интервью у политолога, лавного редактора журнала «Россия в глобальной политике» и Председателя Президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федора Лукьянова.

Скандальная резолюция



– Сегодня, 2 июня, Бундестаг рассмотрит резолюцию «Память о геноциде армян и других христианских меньшинств в Османской империи 101 год назад». Для Турции это традиционно болезненный вопрос, а инициативу выдвигает партия Зелёных, которая формально считается оппозиционной действующей коалиции. Как вы оцениваете шансы на то, что документ будет принят парламентом?

– Оппозиционность Зелёных, как вы верно отметили, достаточно формальна, а на самом деле она весьма влиятельна и близка к правящей партии ХДС по многим позициям, и поэтому я полагаю, что шансы на принятие документа весьма высоки. Тем более, что обратная ситуация – то есть вынести этот вопрос на обсуждение парламента и отклонить – это будет достаточно скандальным шагом, который, во-первых, очень заденет армянскую диаспору. И хотя в Германии она не очень велика, но во многих других крупных европейских странах – той же Франции или Соединённых Штатах – они пользуются значительным влиянием. А с другой стороны это будет выглядеть как откровенная победа Эрдогана и новое унижение Германии, чего сейчас никто из немецких политиков допустить не может. Таким образом, шансы на принятие этой резолюции весьма высоки, но с другой стороны это довольно рискованный шаг, потому что именно в данный момент для Германии крайне важно найти взаимопонимание с Анкарой по вопросу беженцев, потому что именно на то сейчас сделана главная ставка при решении проблемы мигрантов с Ближнего Востока. И, конечно, такой явный демарш в адрес Турции кажется крайне несвоевременным. Но, полагаю, что Бундестаг будет вынужден через это пройти, потому что именно такова уж есть идеологическая позиция партии Зелёных на сегодня, и просто так от неё отмахнутся, как мы видим, не получится.


Таким образом, заявление партии Зелёных о выдвижении на рассмотрение резолюции фактически уже стало точкой невозвращения. Не принять документ в нынешних условиях будет не только позором, но и скандалом: вместо демонстрации силы Берлин покажет слабость и получит очередное унижение перед Эрдоганом, а вдобавок к этом разразится международный скандал со всеми влиятельными мировыми диаспорами армян, потому что ситуация сложилась диалектическая: если ты голосуешь за признание геноцида, значит ты голосуешь против Турции, а если голосуешь против признания – ты фактически отрицаешь факт геноцида. Именно из-за такой необходимости сделать выбор «или-или» без возможности увильнуть, большинство стран и не ставит на голосование подобные резолюции. Очевидно, что после сделанных объявлений у Германии просто не осталось выбора.

Сложная внутригерманская политика

– Не выбьет ли такой поступок парламента политическую почву из-под ног канцлера Меркель? Потому что очевидно, что Анкара будет в ярости, и Эрдоган уже сейчас, как обычно, грозит разрывом дипотношений в случае принятия резолюции. Не получается ли, что собственная партия ХДС таким решением поставит канцлеру подножку?

– Нет, никакого разрыва дипотношений, конечно же, не будет. Анкара традиционно отзовёт своего посла на время и заморозит отношения, и в этом не было бы ничего страшного – Германия не первая страна, где это происходит, и явно не последняя – если бы не переговоры по беженцам, которые едва ли удастся и дальше вести после такого шага. Но проблема в данном случае немного шире: в Германии, как и во всей Европе, сейчас есть много вопросов относительно того, правилен ли взятый курс с попытками переложить бремя решения вопроса мигрантов на Турцию, потому что Германия пытается сделать по сути именно это. И есть большое количество скептиков, которые полагают, что это в любом случае не получится, поэтому лучше не унижаться. Это одна сторона вопроса. А другая касается того разнобоя в немецкой политике – тут проблема в том, что Германия – страна довольно сильно идеологизированная, и партия Зелёных имеет свои очень жёсткие убеждения, которые она проводит на любых направлениях, и зачастую это идёт вразрез с прагматическими интересами правительства.


Как видим, в немецком истеблишменте наблюдается раскол. И по вопросу приверженности традиционным ценностям Евросоюза в нынешних условиях, и по вопросу путей решения кризиса, в котором Германия оказалась. Этот раскол мы наблюдаем не первый месяц в противоречивых заявлениях Меркель и Штайнмайера, в невнятной внутренней политике, в сомнениях о том, насколько и как следует удовлетворить разъярённые народные массы. Неспособность элит договариваться между собой вынуждает их действовать резко, ставя своих коллег перед фактом необходимости сделать болезненный выбор.

Что делать с беженцами?

– Какие шаги, по вашему мнению, может предпринять правительство Германии, если сделка с Турцией провалится? Раз уж часть истеблишмента полагает, что страна должна самостоятельно решать эту проблему, то как на ваш взгляд это может быть сделано? Какие конкретные шаги предпримет Берлин?

– Здесь не так велико количество возможностей: либо придётся довольно серьёзно менять всю внутреннюю стратегию Евросоюза и отношения в вопросах границ, в вопросах миграционной политики, отношения к беженцам, к социальной помощи и так далее. То есть это всё очень комплексные, сложные и болезненные вопросы, от которых никуда не денешься – их придётся решать. Это будет означать, что очень многие сегодняшние установки Евросоюза придётся пересматривать. Именно по этой причине всю эту сложную и рискованную работу пытались как можно дольше отсрочить, в частности, как мы видим, надеясь, что этого удастся избежать, договорившись с Турцией. Однако если резолюция в парламенте пройдёт, то шансы договориться с Турцией станут ещё менее вероятными, и придётся всё-таки браться за эту неблагодарную, чёрную, тяжёлую, но необходимую работу внутри. При этом нельзя до конца исключать вероятность того, что Турция тоже поведёт себя неожиданно гибко. Кончено, поначалу будет взрыв возмущения, осуждения и негодования, разразится скандал, будет отзыв посла и так далее, но с другой стороны Эрдоган же тоже нуждается и в Евросоюзе, и в деньгах, так что возможно, что после некоторой паузы они вернутся к каким-то переговорам опять.

– А нет ли во всём этом завуалированного выпада в сторону Брюсселя и европейской бюрократии, раз уж заходит речь о том, что надо пересматривать базовые ценности ЕС, на страже которых всегда так неумолимо стояли брюссельские чиновники?

– Полагаю, что нет. Брюссель – это же не абстрактное зло, а некая производная от общей воли других крупных европейский стран и отчасти Америки, и вопрос, таким образом, упирается не в злую волю евробюрократов, а в способности Германии договориться с другими крупными странами – той же Францией – которые, конечно, боятся пересматривать такие основополагающие моменты. Я думаю этот вопрос – он в основном именно немецкий, и отражает желание определённо части национального истеблишмента, условно лево-либеральной, показать, что Германия не унижается перед Турцией, потому что у многих сложилось такое ощущение. К тому же позиции евробюрократии в последние годы и так заметно ослабели, и национальные правительства, в особенности крупных стран, в значительной степени уже возвращают себе суверенитет и роль в принятии глобальных решений, которые ранее были делегированы в Брюссель. Таким образом, вопрос не в Брюсселе, а в том, способны ли о чём-то договориться страны-члены, в особенности крупные: Франция, Германия и прочие.

– А кто может оппонировать в этом вопросе среди стран-членов Евросоюза? Из крупных, заметных игроков?

– Оппонентов довольно много и даже в том числе внутри самой страны, потому что в Европе очень сильны эти лево-либеральные настроения, и любая попытка ужесточить миграционную политику сталкивается с довольно жёстким сопротивлением и внутри Германии, и внутри Франции, и в других странах, которые говорят, что это будет предательством как раз-таки тех самых пресловутых ценностей. Это с одной стороны. А с другой ещё многое зависит, конечно, от того, что конкретно будут делать. Потому что идеи вроде рассылания по квотам беженцев в страны Евросоюза, они натыкаются на жёсткое неприятие, особенно в Восточной Европе. И просто так заставить Польшу или Венгрию не получится, не взирая даже на то, что они весьма зависимы экономически. Так что это процесс, который затрагивает очень много разных интересов.

– А Германия пока ещё не пришла к выводу, что идея рассредоточить беженцев по всему Евросоюзу уже в значительной степени дискредитирована, вызывает только отторжение, и поэтому решать вопрос придётся как-то иначе: через закрытие границ, миграционную политику и её характерный инструментарий?

– Нет, одно другого не исключает. Ограничение въезда – это будет само собой, но надо же при этом что-то делать и с теми, кто уже прибыл на территорию Евросоюза, решать вопрос с ними. К тому же в Германии пока что ещё превалирует мнение, что надо продолжать именно линию по распределению тяжести размещения мигрантов среди членов ЕС, тем более, что некоторые страны, хотя и с явным неудовольствием, по-прежнему пока на это соглашаются. Так что, я полагаю, эти процессы будут идти параллельно.


Таким образом, остаются три более-менее реалистичных сценария.

В первом варианте, Германия и Турция после паузы, взятой на скандал и выяснение отношений, вернуться снова к переговорам в каком-то новом формате и на новых условиях. В этом есть смысл, потому что условия, навязанные Анкарой стали окончательно неприемлемы для Европы, и ей проще опрокинуть стол переговоров, чем продолжать за ним сидеть.

Второй вариант – это исключение Турции из процесса и самостоятельное урегулирование проблемы – то, на чём настаивали те, кто затевали историю с декларацией о признании геноцида. В этом случае роль Турции будет сведена к минимуму, а её попытки вернуться за сто переговоров будут наталкиваться на очень жёсткие условия европейских партнёров.

Третий вариант – это капитуляция Турции и принятие ею условий Евросоюза.


P.S.


Ну и Лукьянов вчера оказался прав Бундестаг принял резолюцию о признании геноцида армян. Далее запасаемся попкорном.

Турция отзывает посла из Германии



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не врать и не воровать (С)

    ЕИРЦ банкротится – такую чудесную новость узнал сегодня. Первая реакция любого нормального человека: «Но чёрт возьми, Холмс –…

  • Отечественный IT-бизнес снова блеснул

    Отечественный бизнес в сфере IT всегда был тем ещё источником грязных скандалов. При этом, хорошо зная его главных участников, я не могу…

  • В ногах правды нет

    … А упёртость – не признак правоты. Это если не вспоминать изречение Жеглова, который высказывался жёстче. В воскресенье в Омске…

  • Стокгольмский синдром по-русски

    Теперь у нас начинают героизировать террористов советского периода – а ещё вчера оправдывали и искали оправдания для террористов,…

  • Святее всех святых

    Фильм, который глумится над святым русским монархом… никакой реакции у Поклонской не вызвал. От слова «вообще». И речь…

  • Голосуй рублём

    «Эхо Москвы» в жестоком пролёте – об этом свидетельствуют результаты последней аудиторской проверки. Рекламодатели, за счёт…

  • Невинные пострадальцы

    КПРФ и ЛДПР после любых выборов визжат, как им бедным не дают выиграть, как «победу» у них крадут. У нас же народ, как известно,…

  • Навальный нанял педофила-садиста, которого выгнал даже Ходорковский

    Навальный в своем репертуаре. Взял на работу человаека, которого уволили даже из "Открытой России", и сделал это лично Михаил…

  • Коммунистическая бескорыстная любовь к баблу

    Истерический визг, который подняла КПРФ, когда ей припомнили связи с олигархами, доставляет несравнимое удовольствие. Так визжат воры, когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments